Мэр Новосибирска Анатолий Локоть (второй справа) и временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников (второй слева) во время отправки призывников. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

На 9 сентября в России назначены 4843 выборов. Сегодня десятки миллионов избирателей будут выбирать, в частности, 7 депутатов Госдумы, 22 губернатора, 16 региональных парламентов, 4 мэров региональных столиц. Это первые крупные выборы после переизбрания Владимира Путина на четвертый срок, и впервые за последние несколько лет они проходят на фоне падения рейтингов власти и резкого роста общественного недовольства из-за пенсионной реформы.

То, как власть и оппозиция действуют в рамках этих выборов, какие технологии и инструменты они используют, помогает понять, как может измениться политика в России в ближайшие годы.

Есть ли в России выборы?

Этим вопросом эксперты и оппозиционные политики задаются в начале каждого нового выборного цикла. Сейчас среди российских политологов скорее принято рассматривать такие институты как «спящие»: обычно они не играют значимой политической роли, но временами могут пробуждаться, если возникает неурегулированный и публичный конфликт между элитами, который может быть разрешен электоральным путем. Конечно, на федеральном уровне такая ситуация сегодня невозможна, но на региональном и местном уровне ввиду разнообразия политических режимов борьба все еще может выходить в публичное поле, причем порой она может быть довольно ожесточенной. Хотя уровень конкуренции в последние годы продолжает снижаться и на региональном уровне, все же еще остаются три очага реальной политической борьбы.

1. Остатки былой публичности

В некоторых городах и регионах сохраняются традиции публичной конкуренции. Например, жесткая кампания идет на выборах в Екатеринбургскую городскую Думу, где на кону стоит контроль над одним из крупнейших и самых богатых городов страны. В ней используется широкий арсенал методов, от попыток снятия конкурентов через суды до противозаконных действий: сотрудники штабов кандидатов от разных партий сообщают о нападениях и избиениях, порче автомобилей, поджогах домов. Причем кандидаты, представляющие интересы одних и тех же групп влияния, пытались участвовать в выборах от разных политических партий. Например, в так называемый «Список Тунгусова», названный по имени первого вице-губернатора области, вошли представители «Единой России», КПРФ, снятой теперь с выборов «Партии пенсионеров» и ряд самовыдвиженцев. Другую часть списка «Единой России» составили их оппоненты. Еще совсем недавно такая схема, где партийная принадлежность значила довольно мало, была типичной ситуацией для многих регионов.

Еще одна конфликтная и яркая кампания этого года проходит в Иркутской области, где на выборах в региональный парламент столкнулись ресурсы губернатора, представляющего КПРФ, и «Единой России», переживающей внутренний раскол. Серьезное противостояние есть на некоторых округах в Красноярске. Хотя там уже сняли с выборов «Патриотов России», у которых в нынешнем составе горсовета есть четыре депутата, в ряде округов идет активная борьба, сопровождающаяся вбросом «черного пиара». Интересные публичные кампании идут на отдельных округах в Забайкалье, Ивановской и Ульяновской областях.

2. Праймериз под ковром