Мария Бутина. Фото: AP / TASS

Арест Марии Бутиной в США – довольно неудобный информационный повод в том смысле, что было бы бы проще, если бы на ее месте оказался либо кто-нибудь вообще неизвестный, чье имя не гуглится, а фотографию можно достать только в паспортном столе, либо кто-нибудь максимально знаменитый, фигура масштаба Иосифа Кобзона, про которого всем все понятно. В первом случае можно было бы предполагать, что за незнакомым именем скрывается, как сейчас модно, законспирированный сотрудник ГРУ, во втором – громкое имя само дало бы ответ на все вопросы. А здесь – человек вроде бы известный, но ровно в той мере, чтобы его попадание в международные новости, – да еще какие! – не вызвало ничего кроме недоумения. Активистка, которую титруют на телевидении словом «общественница», и в самом этом слове зашифрован ее карьерный потолок, так, впрочем, ею и не достигнутый – членство в Общественной палате наряду с какими-то еще «общественниками», казенными правозащитниками, волонтерами, пчеловодами и прочими людьми, чей публичный статус как бы сам по себе подразумевает некоторую несерьезность – вторая лига, галерка, не более.

Мария Бутина – всеобщая знакомая по соцсетям и активистским форумам от фрондерского «Кафки и Оруэлла» до нашистского «Селигера», энтузиастка гражданского оружия еще со времен «Живого журнала» (вероятно, там ее и заметил выступавший тогда с тех же позиций Алексей Навальный – он агитировал за Бутину при онлайн-довыборах в Общественную палату) и, как многие «общественники», имеющая связи на среднем уровне российской номенклатуры, которых она никогда не скрывала. Бывшего сенатора Александра Торшина можно назвать покровителем Бутиной, она его официальная помощница, а сам он – чуть ли не самый статусный сторонник легализации в России боевого короткоствольного оружия для граждан. В Америке Бутина прожила три года, училась, участвовала в мероприятиях Национальной стрелковой ассоциации, иногда писала статьи. Могла ли она нелегально представлять интересы российских властей в США?