Фотопроект

«Война — это царство дьявола, нужно туда свет нести». Истории служителей церкви, помогающих украинским беженцам

12% 0 11 0

«Свидетели розового сияния». Художественная рефлексия на тему войны в Украине

13% 0 19 1

«Сидим мы тут, жалуемся, а там людей убивают…» Разговоры и фотографии из пространства общественной бани

55% 3 56 2

Место, где «ковался новый человек». История Дмитровлага и его современная жизнь

43% 3 37 0

«Если заполнишь смертный медальон, тебя точно убьют». Кто и зачем ищет пропавших без вести солдат спустя 77 лет после окончания войны

74% 3 44 0

Мир, свiт и х** войне. Какие антивоенные татуировки делают себе россияне?

31% 4 25 0

«Если пристанут, что я в натовской армии служил, тогда можно начать переживать». Иностранные студенты СПбГУ о своей жизни в России

86% 4 44 0

«Если у тебя в душе нет уважения к Зоне, она точно убьет тебя». Жизнь до и после аварии на Чернобыльской АЭС

134% 7 49 0

«Я чувствую большой стыд — я бросила свою страну». Монологи украинских беженцев, которым удалось эвакуироваться в Берлин

99% 7 43 2

«Самое страшное, оказывается, ждало нас впереди». Воспоминания карачаевцев, переживших геноцид своего народа

61% 2 44 0

«Мне не страшно находиться в зоне активных боевых действий». Истории белорусов, которые воюют на стороне Украины

36% 2 41 3

«Если твоя точка зрения не совпадает с точкой зрения правительства, то ты не можешь здесь оставаться». Истории людей, которые из-за войны остались без работы

129% 11 40 0

«Пусть я лучше умру, пусть меня лучше убьют, но я не буду жить в этом концлагере». Истории русско-украинских семей, оказавшихся по разные стороны границы

157% 20 86 1

«Не будет никакой Одессы…» Как живут украинские беженцы в лагерях в Молдавии

175% 3 72 1

Военный патриотизм и государственная пропаганда. Почему россияне радуются, держа в руках макет мины?

104% 20 71 2

«Если ты не будешь молиться, то Господь заберет твоих родителей». История про молодых ребят, которые решили стать священниками

21% 5 27 0

«Шок, был человек — и нет человека». Воспоминания ветеранов Афганистана и письма не вернувшихся с войны солдат

125% 6 72 0

Любовь не знает границ. Удивительная история любви пожилой пары с синдромом Дауна

39% 3 51 0

Бегущий с волками. История Ясона Бадридзе, прожившего два года в стае волков

122% 22 159 0

Онкофобия страшнее онкологии? Фотопроект про жизнь человека, страдающего боязнью заболеть раком

18% 6 20 2

Путешествие по местам воспоминаний. Центр атомного судостроения и пейзажи Онежского полуострова на фотографиях Виталия Северова

77% 10 44 1

«Все знали, что Тростенец — значит смерть». История крупнейшего нацистского лагеря в Беларуси и воспоминания выживших узников (18+)

80% 7 76 0

«Перелом позвоночника, оказывается, очень странная вещь». История девушки из коммуны, которая открыла Дагестану воздушную гимнастику

74% 3 41 0

«Камера временно недоступна». Репортаж о конфликте на белорусско-польской границе, который снят без фотоаппарата, разрешения на съемку и аккредитации

62% 3 43 0

Свободная республика Чока, история гражданина мира и настоящие причины поездки Чехова на Сахалин. Последний материал Олега Климова из цикла «Острова подсознания»

71% 8 43 0

Современные дагерротипы загадочного художника. Фотовыставка в галерее PENNLAB

12% 5 14 1

Путешествие по «Дороге костей». Мрачное прошлое Колымы и её современная жизнь

89% 4 95 1

Военный город-призрак на Курилах. Почему на острове были взорваны дома, какое отношение это имеет к Перл-Харбору и как выживают местные жители

93% 13 83 0
Фотожурнал Урал
21 декабря 2021

Построит дирижабль и улетит. Фотоистория о буддийском монастыре на вершине уральской горы и его противостоянии крупнейшему горнодобывающему холдингу

56% 9 31 1

Биометрия как доказательство подлинности или элемент насилия? Термограмма, 3D модель, морфинг и другие способы идентификации в проекте Ольги Некрасовой

23% 3 23 1