Война в Украине

«Безразличие к проявлениям уродства насаждается умышленно». Интервью с Алексеем Малобродским

27% 0 22 0

«Свидетели розового сияния». Художественная рефлексия на тему войны в Украине

12% 0 15 1

Made in Ukraine. Как Владимир Зеленский стал мировым брендом

108% 47 101 5

Сигнальные огни голода. Из-за российско-украинской войны начался глобальный продовольственный кризис

68% 3 39 1

«Моя задача — сохранить память о людях». Жители Киева и Киевской области глазами украинского фотографа Александра Чекменева

28% 2 25 0

«У огромного количества людей заблокированы активы — и совершенно непонятно, что с этим делать». Как война уничтожила бум частных инвестиций в России

61% 4 46 0

«Я намного лучше сплю по ночам, зная, что у нас есть бомбоубежища». В Европе и США взлетел спрос на бункеры


20% 0 15 0

«По 2022 году можем уложиться в минус 10%». Эксперты разбирают новый прогноз денежно-кредитной политики Банка России

40% 8 31 0

«Сидим мы тут, жалуемся, а там людей убивают…» Разговоры и фотографии из пространства общественной бани

55% 3 56 2

«Культура насилия объявила войну высокой культуре». Интервью с Владимиром Мирзоевым

107% 3 69 0

«Я по определению — иноагент, потому что исполняю законы Царства Небесного». Как петербургский священник, ушедший из РПЦ, помогает украинским беженцам

72% 0 66 0

Как прошло 9 мая в России. Фотографии из 16 разных городов от Ачинска до Грозного

196% 14 41 0

«Люди думают: а что нам прилетит на этот праздник?» Жители приграничного Белгорода рассказали о своих тревогах перед 9 Мая

112% 2 76 1

«Многие понимают, что война до победного означает уничтожение российской экономики». Интервью с основателем проекта «Хотят ли русские войны» Алексеем Миняйло

104% 9 88 0

Бабушка без пирожков. Как престарелая женщина с советским флагом стала монументальным символом путинской войны

50% 8 73 2

«Я не хотел плясать на сцене, когда моя страна развязала братоубийственную войну». Большой разговор Ильи Азара с лидером распавшейся группы «Тараканы!» Дмитрием Спириным

52% 2 40 0

Лазейка для ништяков. Как Европа оснащала новейшими технологиями армию Путина

93% 1 54 0

Три процента Олега Тинькова. Из-за протеста против войны миллиардеру пришлось продать бизнес за символическую цену

74% 10 51 0

Нам нужен мир. Желательно - весь. Что стоит за кремлевским термином «денацификация»

37% 25 94 2

Мир, свiт и х** войне. Какие антивоенные татуировки делают себе россияне?

31% 4 25 0

Россия распадается? Леонид Гозман — об утрате способов поддерживать единство страны

38% 17 95 7

«Если сегодня блокируют счета русским, завтра могут заблокировать японцам, казахам, корейцам, американцам — абсолютно без объяснения причин»

197% 88 41 5

«Признать, что твое государство фашистское, психологически сложно». Интервью Ильи Азара с депутатом Ниной Беляевой, на которую завели уголовное дело из-за антивоенного выступления

83% 4 47 2

Загадки «Призрака»: что означает поставка в Украину новейших американских дронов

108% 2 162 2

Система разыграна. Политолог Глеб Павловский — о последствиях войны и возможности мобилизации

209% 72 54 116

«Новый список персональных санкций уже обсуждается, только там не 6000, а 10 000 фамилий». Интервью с главой «Трансперенси Интернешнл - Россия»* Ильей Шумановым

223% 1 79 2

«Сомневаюсь, что они могут создать какую-то республику». Как живет занятый российскими войсками Херсон — рассказ местного жителя

88% 1 88 0

«Россия достаточно большой рынок для того, чтобы на него хотеть прийти, но недостаточно большой, чтобы не хотелось уйти»

69% 32 49 1

«Мы находимся на этапе ликвидации НЭПа». Экономист Игорь Липсиц — о сценариях кризиса в России

666% 42 214 0

«В российском правительстве, мне кажется, вообще не осознали, что происходит». Финансист Андрей Мовчан — о перспективах российской экономики в условиях войны и санкций

623% 53 260 10