Клуб бывших главных редакторов

Наби Абдуллаев, Moscow Times: «Я не любитель конспирологии»

Геннадий Селезнев: «Самый интересный период – это начало эпохи гласности»

Сапрыкин: «Я не чувствую, что у меня отобрали громкоговоритель»

Дмитрий Голубовский: «В моем случае никакой политики нет»

Галина Тимченко: «Может, у кого-то это трафик, а у меня – аудитория»

Роман Баданин: «В России в расследователи переквалифицируются журнал про успех и газета про тренды»

Соколов про «Радио Свобода»: «Не так уж это и сложно – указы президента писать»

«Моментов, когда я проснулся знаменитым, было очень много»

«Как место, где может быть высказано что-то неприятное для кремлевских обитателей, журнал «Власть» перестал существовать»

«А давайте лучше вы умрете – за то, чтобы я мог высказывать свои взгляды»

Бершидский: «Я бы не сказал, что журналисты «слили» всю войну»

Маша Гессен: «В отличие от большинства сограждан я живу в России в силу осознанного выбора»

«Мне стало интересно, смогу ли я противостоять гигантской системе страны»

«У нас люди не готовы не только к демократии, но даже к вождению транспортных средств»

«От цензуры наши тексты только выигрывали»