Интервью

«Никола-Ленивец» – художественный проект, а они редко бывают вечными». Сколько можно заработать на ленд-арте в России

0% 0 1 0

«Солнечный фашизм» и информационная автократия: Екатерина Шульман – о трансформации системы власти в России

438% 49 182 8

«Российские инвесторы неплохо разбираются в винах, и у них хороший вкус». Кто все эти люди и сколько они зарабатывают на коллекционном алкоголе?

32% 3 10 1

«Лучший учебник актерского мастерства – классическая философия». Режиссер Борис Павлович – о важности утопического театра

15% 2 18 0

«Главный профит – у художников». Как устроен рынок криптоарта в формате NFT

32% 2 14 0

«Есть ощущение, что законотворцы хотели сказать что-то другое». Поправка в закон о СМИ не меняет правила для журналистов

23% 1 14 0

«Думаю, что практически все крупные вещи главных имен русского авангарда, которые находятся на арт-рынке, – фальшивки»

126% 7 66 0

«Той Италии, которую ты помнишь, сейчас нет». Как Екатерина Новокрещёных спасала апулийское виноделие – и вернулась в Москву

303% 25 77 17

«Нам надо бороться за право оплакивать жертв». Архитектор Даниэль Либескинд – о выставке про романтизм в Новой Третьяковке, исторических травмах и поисках свободы

25% 4 23 0

«Те девочки и мальчики лет 20–30, которые посчитали, что цензура пала навсегда, были, мягко говоря, наивны»

138% 4 65 1

«Мы хотим сделать большую выставку и назвать ее «Считайте сами». Чтобы было понятно, откуда погрешность в несколько миллионов погибших и репрессированных»

100% 7 74 0

«Официальные врачи зачастую могут быть не менее опасны, чем неофициальные»

154% 4 84 4

«Наши тюрьмы стали большим подразделением ФСБ»

249% 6 98 0

«Если у нас будет голова на месте, убегать от таяния вечной мерзлоты не придется». Как советская наука готовилась к глобальному потеплению

119% 7 59 2

«У нас хотят сформировать ощущение, что в России все должно быть по-особенному». Как выглядит коррупция в СССР по сравнению с современной

175% 3 69 3