Василий Легейдо

Журналист

Войдите, чтобы подписаться на новые материалы этого автора

Вместо приза — путевка на фронт. Как работала армейская лотерея в США во время Вьетнамской войны и почему экспериментальный метод мобилизации превратил жизнь молодых американцев в хаос

155% 1 23 0

«Запад объявил нам войну, мобилизация неизбежна». «Главная» статья Дугина — компиляция пропагандистских тезисов за последние полгода и идеологический провал сторонников вторжения в Украину

313% 18 45 1

От трехдневной рабочей недели до «Зимы тревоги нашей» с закрытыми кладбищами и отсутствием скорой помощи. Как в 1970-х Британия погрузилась во тьму из-за забастовок и чем обернулся для обычных людей энергетический кризис

272% 2 36 0

Фантазии патриотов о мобилизованной нации и тотальной войне. Как радикальные сторонники вторжения в Украину требуют от власти подчинить общество милитаристской идеологии, но не получают ответа

772% 9 96 2

Идол, который требует жертв и нуждается в защите. Как определяют родину российские пропагандисты, и чем их видение напоминает другие диктатуры

329% 13 73 1
Будущее История
7 сентября

Могли ли преступления японских военных в Нанкине привести к суициду 67 лет спустя? История женщины, которая собирала данные об убийствах и изнасилованиях, боролась с ревизионистами и потеряла силы жить дальше

291% 3 31 0

Почему люди голосуют за диктаторов. Случай Чарльза Тейлора, который использовал «армию детей», добывал кровавые алмазы и стал первым осужденным за военные преступления главой государства со времен Нюрнберга

277% 1 28 0

Фашистской пропаганде нужны мученики. Как Геббельс превратил обычного штурмовика в символ и использовал его убийство для оправдания террора

247% 2 26 0

«Мы создали ад, который и не снился Данте». Как американские самолеты обрушили на Токио стену огня и провели самую смертоносную бомбардировку Второй мировой еще до Хиросимы и Нагасаки

288% 11 44 2

«Немецкие евреи ищут по всему миру и понимают, что для них больше не осталось места». Как мир игнорировал беженцев из Третьего рейха из страха перед пятой колонной и миграционным кризисом

382% 19 48 0

Шекспир в Освенциме. Роман о поисках любви, смысла и человечности посреди абсурда и кошмара Холокоста

47% 0 10 0

Биологизация, объективные исторические законы и война всех против всех. Как видят мир Z-патриоты

464% 52 91 1

Миф о гомосексуалах-хищниках: почему люди верят, что геи оказываются педофилами чаще, чем гетеросексуалы, и как подобные стереотипы провоцируют гомофобию

173% 11 28 1

«У нас в стране не будут преследовать женщин и детей». Как французские власти помогли нацистам организовать крупнейшую облаву на евреев в Западной Европе, и как к тем событиям относятся в современной Франции

199% 9 25 0

«Магнат, ставший монстром, превратился в призрака и исчез в тумане». Как ООН и спецслужбы больше 20 лет охотились на одного из самых влиятельных организаторов геноцида в Руанде

243% 3 16 0

Антисемит, сторонник Гитлера, религиозный бунтарь, узник концлагеря, пацифист. Запутанный путь пастора Нимёллера, прославившегося высказыванием «Затем они пришли за мной…»

294% 3 37 0

Синдром Бонни и Клайда, или Тед Банди как объект страсти. Почему некоторые женщины влюбляются в жестоких преступников, переписываются с приговоренными к смерти и выходят замуж за серийных убийц

161% 5 27 0

Виктимизация большинства как национальная идея. Почему страх гетеросексуалов, консерваторов, православных и русских перед теми, кого меньше, превратился в главное оружие путинского режима

248% 23 79 1

Короткий путь от учителя математики до организатора геноцида. Как единственный европеец, выживший в плену у красных кхмеров, пытался разгадать тайну личности своего надзирателя

262% 9 42 0

Уполномоченная богом по вопросам коммуникации. Как Росарио Мурильо помогла мужу прийти к власти в Никарагуа и поддержала его после обвинений в изнасиловании дочери, а сама стала лицом режима и символом диктатуры

118% 2 29 1

От борьбы с гиперинфляцией и повстанцами — к переписыванию Конституции и принудительной стерилизации. Как Альберто Фухимори превратил Перу в авторитарную диктатуру, а потом лишился власти за несколько недель

158% 2 35 0

«Примо Леви умер в Освенциме спустя 40 лет после освобождения». Как мир пытался осмыслить загадочную смерть выдающегося летописца Холокоста

147% 2 41 0

«Мы бы скорее согласились лишиться ноги, чем перенесли снарядный шок». Как Первая мировая война показала миру, что травмы бывают не только физическими

236% 26 71 0

Исследовать зло и подобраться к нему слишком близко. Как оценка нацистов перед Нюрнбергским трибуналом превратилась в войну двух психиатров и, возможно, довела одного из них до самоубийства

268% 7 54 1

«Жить в Эритрее — то же самое, что быть мертвым». Как свободная молодая страна превратилась в «африканскую Северную Корею» и одну из немногих союзниц путинской России

573% 7 107 0

«Дикторы с ликованием сообщали о ликвидации вражеских отрядов и убеждали зрителей, что каждый хорват — фашист». Как в Сербии и Хорватии искажают историю Второй мировой, чтобы оправдать насилие и выставить соседей монстрами

276% 13 65 1

«Я только что застрелил жену и детей, а теперь убью немного русских». Как в последние месяцы Второй мировой Германию захлестнула волна самоубийств

304% 4 74 1

В России не знают, что такое нацизм. Идеологию сводят к русофобии и забывают о ее главных аспектах: антисемитизме, реваншизме, тотальном контроле

585% 25 136 3

Монстр в стране зла. Как нацистскую Германию терроризировал серийный убийца, а полиция не могла поймать его из-за светомаскировки и идеологических предрассудков

712% 12 100 0

О трагедии маленького человека в эпоху больших потрясений. Чему учит и к чему готовит «История одного немца» Себастьяна Хафнера

12 92 0