Документальная проза

44 заметки о путешествии по Архангельску и окрестностям

87% 4 23 0

Поколение «Мумимании». Как музыка Ильи Лагутенко помогала выживать постсоветским миллениалам

111% 5 34 0

Время-убийца, время убийц. Как сын погибшего в 1990-е предпринимателя разбирался с прошлым своей семьи

274% 4 37 0

«Так и встретили Новый год. Боясь выйти даже за хлебом». Жизнь под обстрелами в Белгороде глазами беженцев

21% 0 26 0

Цыганская игла. Медитации и мистические ритуалы выживших в чеченских войнах

112% 1 26 2

«Самое большое удовольствие за счет КГБ». Отрывок из книги, которая помогает выживать за решеткой Навальному

137% 0 40 0

Бедность, беда и свобода: российский капитализм 1990-х глазами ребенка

104% 4 23 2

«Я искренне сожалел, что война прошла и я не могу доказать, какой я мужественный бесстрашный герой». Детство и юность в СССР глазами художника-нонкомформиста

116% 1 26 1

«Потрясло меня не само убийство ближайших русских соседей — это тогда стало обыденностью, а именно пляски на костях»

188% 18 45 0

«На нас всех надвигается старомодный паровоз-концлагерь, топящийся живыми телами». Продолжение автобиографической повести художницы Оксаны Смит

80% 1 24 0

«Скажи, это же все инсценировка и декорация?!» Сентиментальное путешествие в Чикаго на заре путинизма

81% 5 48 0

Ау, Родина, ты где? Записки русской учительницы из Грозного

185% 4 41 0

Ночь после путча и золото партии. Новые главы из будущей книги Олега Пшеничного

96% 4 26 2

«Резидент ЦРУ на связь больше не выходил. И счета в швейцарском банке у меня нет»

78% 7 40 1

«Худой по-хорошему воин». С чего начиналась слава Бориса Гребенщикова и группы «Аквариум»

121% 3 41 0

От «Пионерской зорьки» - к песням протеста. Как советские подростки обретали свободу через западную рок-музыку

83% 5 48 0

«Ты как в воду глядел — меня вызвали в КГБ. Как и еще 140 миллионов человек»

132% 1 14 1

Овца и волки. Российская бюрократия глазами украинских беженцев

49% 10 17 3

Горизонт планирования - полтора часа. Жизнь в эвакуирующейся Белгородской области глазами украинской беженки

102% 7 30 2

Хамам для неверных. «Отдел культуры» публикует новый рассказ Полины Жеребцовой о забытых эпизодах чеченской войны

198% 1 31 1

«Только безумец в этом краю мог задумываться о свободе и демократии всерьез, тем более их обсуждать — как не обдумывают и не обсуждают правила уличного движения»

204% 1 42 0

Изгнанник, который все знал. Федор Степун в своих мемуарах «Бывшее и несбывшееся» дает точную оценку России будущего

95% 2 63 2

«Вредители! Чтоб вы сдохли!» Страх и ненависть в Москве 1930-х глазами ребенка

96% 0 38 0

«Его слов оказалось достаточно для приглашения на казнь». Как в Чечне убивали этнических русских

132% 41 47 1

«В тот момент некоторым слоем общества обсуждался совершенно насущный вопрос: а следует ли давать матери право убивать своего ребёнка, если он родился инвалидом?»

66% 9 36 0

«Мне просто хотелось узнать, какова на вкус красивая девушка». Удивительная история японского литературоведа-людоеда

109% 0 11 0

Из ЕС с ненавистью. Русский тролль на литовской свалке

177% 28 58 13

«Я смотрела на небо и думала, что нам дали 48 часов. Так по радио сказали — потом всех убьют». Вторая чеченская война в детских дневниках Полины Жеребцовой

159% 3 18 0

«Вы не в безопасности в своих машинах. И во дворах многоэтажек. И, как ни тоскливо это понимать, в этом городе вы тоже не в безопасности»

79% 4 40 0

«Войну нельзя окончить, лишь объявив о ее завершении». Как Полина Жеребцова вела дневники в осажденном Грозном

273% 0 36 0