Ирина Мак

Арт-критик

Войдите, чтобы подписаться на новые материалы этого автора

«Без маски как без трусов». Художник и психиатр Андрей Бильжо — о личном и коллективном опыте пандемии

77% 4 50 4

Охранная грамота. Спасет ли ГЭС-2 современное искусство в России

76% 4 46 0

«Ночью меня кусала в лицо крыса». Что хранит женская память о ГУЛАГе

44% 10 54 1

«Безумие как форма инакомыслия». Русский европеец Врубель в Новой Третьяковке

34% 0 28 0

Зачем мы повторяем имена жертв репрессий. Власть пытается стереть и переписать историю, общество — узнать и сохранить

14% 7 26 2

«Я считаю несправедливым слово «человейники». Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов отвечает на вопросы «Отдела культуры»

114% 11 31 4

Свободная глина. Почему скульптура перед ГЭС-2 вызвала такой скандал в Москве

45% 12 64 9

(Не) можем повторить. Чем активнее власть мифологизирует историю, тем важнее знать поименно, кого убили в сталинских концлагерях

86% 14 76 1

Свобода бойкота. Влияют ли наши политические взгляды на потребительские привычки

39% 6 36 7

За что мы любим гангстеров. Какую киноклассику пересмотреть к выходу «Меера Лански» с Харви Кейтелем в роли легендарного «бухгалтера мафии»

40% 11 25 2

Македонский – это голова. Русская античность на Красной площади

25% 1 24 0

«Жизнь наша теперь станет красивой, как наши картины и коробочки». Палех между иконостасом и агитлаком

19% 0 26 0

В Петербурге сорвали спектакль о сталинских репрессиях. Донос написал гомофоб, уже сорвавший «Артдокфест»

16% 0 23 0

Век Сахарова: воли не видать. Академик опять неудобен

54% 21 62 3

Мы пили водку, а вы коньяк. Забытые «Солдаты» – фильм о войне, а не о победе

131% 16 124 1

«Нам надо бороться за право оплакивать жертв». Архитектор Даниэль Либескинд – о выставке про романтизм в Новой Третьяковке, исторических травмах и поисках свободы

25% 4 23 0

В «Художественном» снова кино. Будет как в 1913-м, ну, почти

46% 1 31 0

Маргинальные мальчики. Памяти Никиты Алексеева и Александра Липницкого

53% 1 55 0

Как погуляли. «Мойдодыр», «ледовое побоище» и другие сюжеты протестных митингов

53% 3 56 3

Проверка легким жанром. Сериал «Бриджертоны» оказался отличным тестом на расизм

133% 30 45 25

Как мы перестали слушать президента. Новогодние привычки обновились в последние десятилетия, а некоторые вовсе исчезли

130% 4 83 9

«Дом-2», в котором мы живем. Закрыт самый скандальный реалити-проект на российском телевидении – публика убедилась, что лучшие шоу теперь показывают в других местах

78% 4 36 0

Возвращение Левитана. Почему покупка галеристом Овчаренко дома-мастерской художника – очень хорошая новость

23% 0 28 0

Памяти Ирины Антоновой, человека эпохи, которая не ушла, а скорее вернулась

46% 6 35 1

Где стоять Кобзону. Певца планируют увековечить в Москве рядом с Калашниковым, но есть места еще ближе к центру

45% 22 35 1

Вся власть художникам. О юбилее главной школы русского авангарда, погибшей вместе с ним

38% 9 35 0

Родина ферзей. Сериал Netflix «Ход королевы» снят как будто специально для нашей страны

128% 16 69 4

Памяти Михаила Жванецкого, который так точно описывал нашу жизнь

55% 1 115 0

Как говорит Собянин. Риторика мэра приучила москвичей не верить ему, даже когда речь по делу

57% 7 52 5

Зэк, сушивший платок на ветру. Вышел фильм о Юло Соостере – самом известном эстонском художнике и лидере московского андеграунда 1960-х

47% 2 38 1