Суд над тунеядцем в Липецке, 1987 год

Суд над тунеядцем в Липецке, 1987 год

С. Губский / ИТАР-ТАСС

В правительстве снова обсуждают «налог на тунеядство». Судя по всему, чиновники Минтруда не готовы просто так отказаться от потенциального резерва трудовой мобилизации населения и источника дополнительных поступлений в казну. «Коллеги наши из Белоруссии, может, поделятся опытом, у них серьезнейшие инновации произошли. Они ввели так называемый налог на тех лиц, которые находятся в трудоспособном возрасте, но не уплачивают страховые взносы, не заняты в трудовой деятельности», – заявил сегодня заместитель министра труда и социальной защиты РФ Андрей Пудов. Чиновник посетовал, что «мы пока эту тему обсуждаем, у них такое решение уже принято». В соседней республике, по его словам, в 2015 году заключено около 2 млн новых трудовых договоров, а с начала 2016 года – уже 400 тысяч. Может ли такое случиться в России?

О каком «налоге на тунеядство» идет речь?

Сам термин – просторечное обозначение попыток государства стимулировать легальную занятость, используя фискальные рычаги. Вершиной воплощения концепции тунеядства можно считать криминализацию безработицы – неформальной ее части, невидимой для государства. В СССР, напоминает шведский экономист Андерс Аслунд в работе «Market Socialism Or the Restoration of Capitalism?», нетрудоустроенные не просто были изгоями: «незанятых классифицировали (а иногда арестовывали) как “паразитов”». Нынешняя логика государства может заключаться в том, чтобы не работающие официально граждане несли финансовую ответственность за свое «бездействие» – разумеется, если это утвердят законодательно. К решительным действиям, в частности, призывает, замглавы Федеральной службы по труду и занятости (Роструд) Михаил Иванков, предлагая ввести «обязательный социальный платеж, взимаемый со всех граждан, достигших 18-летнего возраста, за исключением официально трудоустроенных, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и других льготных категорий». Соответственно, отказ платить со стороны россиянина, попадающего под широкое определение Иванкова, будет считаться правонарушением.

Какие «инновации» предлагает Белоруссия?

На законодательном уровне (статья 41 Конституции) республика отвергает идею принудительного труда. Но многочисленные субботники, уборку урожая и прочие формы общественно-полезных работ для миллионов белорусов с произвольной, часто нулевой компенсацией правозащитники считают трудом по принуждению. Продолжением той же политики расширения занятости на благо государства, по сути, стало введение год назад официального сбора «на финансирование государственных расходов» с неработающих граждан. Его плательщики – в основной массе граждане, которые отработали на территории республики менее 183 дней в году. Определяя «уровень изъятий», белорусский Минфин, как пояснил замглавы ведомства Дмитрий Кийко, исходил из средней суммы подоходного налога, уплачиваемой одним гражданином в 2013 году (3,6 млн белорусских рублей).

Сколько «тунеядцев» в России?