Туристы в автобусе у здания Большого театра. Фото: ИТАР-ТАСС/ Артем Геодакян

Продолжаем публиковать расшифровки подкастов, выигравших гранты Republic. Сегодня это расшифровка третьего выпуска подкаста «Товарищ иностранец», в котором ведущие обсуждали туристический потенциал России с операторами местного рынка въездного туризма.

«Товарищ иностранец» – подкаст про иностранцев в России и россиян на Западе, про интернациональный диалог и межкультурные конфликты. Журналисты Анастасия Седухина (Россия) и Мартейн Смирс (Голландия) обсуждают российские реалии, скандальные новости и неловкие моменты в отношениях между Россией и Западом. А также беседуют с иностранцами, живущими в России.

Настя: Добро пожаловать в подкаст «Товарищ иностранец» на Republiс. Сегодня мы будем смотреть на Россию глазами иностранных туристов.

Мартейн: В нашу студию сегодня пришли два гостя. Первый из них – Инна Дулькина. В прошлом работала журналистом, а теперь организует экскурсии для иностранных туристов, главным образом, в Москве.

Настя: Но, конечно, Россия – это больше, чем Москва, и поэтому у нас в студии сегодня ещё Лоран Фонтен, заместитель директора агентства «Царь-вояж», которое организует туры для франкоговорящих туристов по всей России.

Мартейн: В этом подкасте мы обсудим, насколько Россия является туристическим блокбастером и как страна будет развиваться в ближайшие годы.

По Транссибу в плацкартном вагоне

Настя: Первый вопрос. Кто вообще едет в Россию?

Инна: Я работаю с французами, исключительно с частными клиентами… В моём случае – в основном, это аудитория уже преклонного возраста. Для меня это мои любимые клиенты, потому что они приехали в Россию не случайно. Им, как правило, действительно интересна культура, они никуда не торопятся, они готовы слушать долгое время всякие объяснения, им не скучно посещать наши церкви, а это важно, потому что без церквей как не обойдёшься. У гидов даже есть такая шутка: «опять, ещё одна дурацкая церковь». У нас, к сожалению, в России без этого никак.

Настя: Ты сказала, что они приехали в Россию неслучайно. А что является стимулом, чтобы приехать в Россию?

Инна: По моим наблюдениям, это люди либо с каким-то коммунистическим бэкграундом, либо с очень консервативным. Либо родители-коммунисты им рассказывали, какой классный Советский Союз, и они приехали посмотреть, как оно на самом деле, либо консервативная часть общества, которые видят в России некую альтернативу Западу. Необязательно, что это твердолобые фанатики, – они России симпатизируют, может быть, в чём-то разочарованы в своей стране. Как мы в Западе видим какую-то альтернативную реальность, так и они – в России.

Настя: Лоран, а ты замечал что-то похожее?

Лоран: Ну, у меня чуть-чуть другой взгляд, наверное. Молодёжь приезжает, потому что это модный город, крупный, много чего есть, Кубок мира [по футболу] очень хорошо прошёл. Пенсионеры много читали о России, ну, более дружественная страна. В принципе, обычно, когда люди приезжают в Россию, они прицельно выбирают Россию. …Посмотреть Москву, Санкт-Петербург – это мечта для многих. Особенно Санкт-Петербург – романтика, книги, литература. Поэтому дело не только в политических мыслях или связях. Просто Россия недалеко от Европы, но всё равно это – путешествие в необычную культур, к необычным людям с другим язык.

Есть те, кто мечтает о Транссибе. Они сразу охватывают Россию, Монголию, Китай. Часто они берут путешествие по Транссибу не до Владивостока, а до Пекина. Бывает, кто-то едет по маршруту Беларусь-Россия или Эстония-Латвия-Литва-Россия. Ну, сейчас сложнее, но Украина-Россия тоже популярна.

Инна: Можно я добавлю про Транссиб? Я как раз прошлым летом сопровождала одну французскую семью в путешествии по Транссибирской магистрали. Это было путешествие мечты, путешествие века, путешествие, которое они собирались организовать очень долго, оно длилось месяц и оно включало три недели по России и неделю в Китае. Помню этот момент, когда мы пересекли границу во Владивостоке – и сразу невероятный контраст, когда оказываешься в Китае: огромные арки, какие-то пагоды, автовокзал, который напоминает международный аэропорт. Потом мы оказываемся в Суйфэньхэ, маленьком приграничном городе, и идём гулять по его улицам. Рынок, где всё, в том числе какие-нибудь свиные головы, точильщик точит ножи. «Господи, ну, зачем, зачем мы уехали из России?! Зачем мы поехали в этот Китай?!», восклицают французы. И я так злорадно говорю: «Вот да! Зачем вы уехали из России? Зачем вам нужен был ещё этот Китай?». В итоге всё прошло хорошо, Китай – это не только Суйфэньхэ. Но бывает, что люди даже не подозревают, насколько это абсолютно разные цивилизации, и насколько в этом смысле, если сравнивать с Китаем, Россия ближе к Европе.

Мартейн: Для них это был комфортабельный отдых или, скорее, приключение?

Инна: Там был очень комфортабельный отдых по высшему классу, мы брали только СВ – они хотели сделать себе такой подарок. Та семья вообще очень интересовалась Россией, они прочитали все книжки про Россию, которые только возможно, и все экскурсии записывали в тетрадку, а потом в поезде их читали. Даже когда были какие-то свободные минуты, мы играли в интеллектуальные игры. Вот такие французы выбирают Россию.

Настя: Я от себя могу сказать, что для моих французских друзей Транссиб действительно представляется каким-то таким приключением, которое нужно хоть раз в жизни испытать. Они меня спрашивают: «О, а ты уже ездила по Транссибу? Как это было?». И две знакомые француженки, молодые девушки после университета, решили поехать в кругосветное путешествие и начали своё путешествие с Москвы и с поездки по Транссибу.

Мартейн: На плацкарте ехали?

Настя: На плацкарте, до Иркутска.

Лоран: Я тоже ездил на плацкарте до Иркутска.

Мартейн: Какие ощущения?

Лоран: Прекрасно. Всем угощали, что у них было – хлеб, курочка, яйца, пиво, водка. Моя сестра не говорила по-русски, я переводил для неё, но всем было интересно: «А почему Транссиб? Почему вы едете?»

Мартейн: А почему иностранцам это так интересно?

Лоран: Для меня посмотреть Россию, не только Москву – всегда интересно. А у сестры это был один из этапов её кругосветного путешествия.

Мартейн: Но русские мне говорят, что плацкарт это некомфортабельный вид транспорта…

Лоран: Это прекрасная возможность общаться с людьми. Когда в купе 4 человека, можно и неудачно попасть – ну, не очень интересно с этими людьми. А в плацкарте всё открыто! Сразу узнают, что иностранцы в вагоне, сразу приходят общаться. Больше возможностей. Да, комфорт чуть-чуть страдает, зато интересно.

Мартейн: Я полностью согласен. Это моя большая ностальгия из студенческих времен. Даже сейчас как репортёр я как можно больше езжу на плацкарте в разные места. Мы ещё не говорили про китайцев!

Настя: Да, мы упомянули, что на Транссибе часто едут до Китая, но не упомянули китайских туристов. Но, если брать в процентном соотношении тех, кто посещает Россию из-за рубежа, то выделяются китайцы, их число за последние 5 лет, по данным Росстата, выросло с 900 000 до 1 700 000 человек. Китайцы особенно любят Сибирь, и Мартейн, пользуясь случаем, поговорил с Натальей Гончаровой, владелицей усадьбы на острове Ольхон, это остров на озере Байкал.