Очередь в магазин в период продовольственного кризиса начала 90-х годов.

Фотохроника ТАСС

Чиновники Минпромторга готовятся отчитаться о выполнении важного поручения, которое им дал первый вице-премьер Игорь Шувалов: к середине апреля должна завершиться разработка системы продовольственных карточек для малоимущих. Проект обсуждался еще в прошлый кризис, тема оживала в 2010-м, когда в стране случился неурожай. Но, видимо, потребовались санкции и эмбарго на импорт западного продовольствия, чтобы от слов перейти к делу.

Работа над карточками началась осенью прошлого года. С тех пор успел обвалиться рубль, взлетела инфляция, прокуратура взяла под контроль цены, свердловский депутат-единорос Илья Гаффнер посоветовал россиянам «поменьше питаться».

Аналитики «ВТБ Капитал» ожидают, что в этом году россияне в среднем будут тратить на еду больше половины семейных бюджетов. При том, что Россия еще до крымских событий занимала скромное 44-е место из 125 в индексе доступности еды, составляемом благотворительной организацией Oxfam. Уже в прошлом году, судя по докладу РАНХиГС, треть беднейших семей существенно недоедали, а 10% самых нуждающихся и вовсе рисковали жизнью – их рацион содержал лишь 65,5% белка от нормы, рекомендованной Минздравом. Ясно, что перед программой государственной продовольственной помощи бедным в России открываются большие перспективы. Какими будут новые талоны спустя 25 лет после СССР?

Что предлагает Минпромторг?

Прежде всего забыть советское слово «талон». Бюджетные деньги на покупку еды будут перечисляться на пластиковые карты. С их помощью, пояснил министр промышленности и торговли Денис Мантуров, люди смогут покупать «качественные товары по ценам заметно ниже рыночных». Выбор в основном ограничен скоропортящимися продуктами – овощами, фруктами, молоком, охлажденным мясом, свежей рыбой. Предполагается, что в федеральной программе смогут участвовать любые магазины, в ассортименте которых значительна доля таких продуктов.

Авторы системы не говорят о борьбе с голодом или даже бедностью. Мантуров предпочитает считать продуктовую льготу «эффективным инструментом стимулирования потребления и развития розничной торговли». По его оценкам, рубль государственных средств, потраченных покупателям, «даст оборот местной (региональной) экономике от 3 до 5 раз».

Чей пример вдохновляет российских чиновников?

Американский. В США уже более полувека (со времен Кеннеди) действует национальная программа скидок для нуждающихся. Системой SNAP (Supplemental Nutrition Assistance Program), более известной как Food Stamps, сегодня охвачены 46,5 млн американцев, то есть почти 15% населения. За прошлый год на эти цели потрачено около $80 млрд. Продкарточки использует каждый пятый ребенок в стране. Уже выпускаются книги рецептов для людей, живущих на $4 в день, а политики, например, мэры Лас-Вегаса и Филадельфии или губернаторы штатов Орегон и Колорадо – из солидарности ставят над собой жестокие эксперименты, пытаясь целую неделю прожить на одни лишь талоны.

Чиновники в России давно присматриваются к передовому американскому опыту. «В США, самой богатой стране мира, до 60% населения пользуются прямой адресной поддержкой», – приводил статистику (сильно раздутую) бывший главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко, выступая три года назад в думском комитете по аграрным вопросам.

Но американские Food Stamps не единственный пример такого рода.