Священники ждут начала службы. Турция.

REUTERS / Umit Bektas

Православные знают, что главные догматы их веры были сформулированы на вселенских соборах – например, Константинопольском и Халкидонском, хотя на карте современного мира уже давно нет этих названий, есть только Большой Стамбул. На соборах обсуждались самые важные вопросы церковной жизни и принимались догматические формулировки. Правда, такие соборы уже не собирались более тысячи лет (всего вселенских соборов было семь).

В 1961 году впервые была провозглашена идея Всеправославного собора, который должен был бы рассмотреть вопросы современной христианской жизни. В нем должны принять участие делегации всех православных поместных церквей, иногда его даже заранее именуют восьмым Вселенским – впрочем, после разделения единой церкви на западную и восточную (или отпадения Запада в ересь папизма, как привычнее говорить некоторым) стало не очень понятно, можно ли вообще говорить о вселенскости. Да и статус Вселенского собор получал скорее по итогам своей работы, а не изначально.

Подготовительная работа шла с перерывами более полувека, наконец удалось договориться, что собор будет созван в 2016 году… разумеется, в Стамбуле (он же Константинополь). Но в свете последних политических событий это становится куда более проблематичным – вот и митрополит Иларион, главный представитель РПЦ в том, что касается подготовки к собору, отменил свой последний визит в Турцию.

Кстати, сложности переживает не только РПЦ. Антиохийский (греческий) патриархат ныне официально располагается в Дамаске, под властью Асада, а он с турецким правительством дружит не больше, чем Кремль.

Новый Рим против Третьего Рима

У нынешних Турции и СССР-России много различий, но много и общего. Обе евразийские державы возникли в XX веке на развалинах великих империй, обе начинали свой путь с показной светскости, с эмансипации общественной и политической жизни от традиционных религий. Обе стремятся походить на Запад и сильно обижаются, когда Запад считает их недостойными; обе активно играют на Востоке, при этом не желая ему уподобляться. И в обеих к началу XXI века религиозные или квазирелигиозные лозунги все чаще используются в политике.