Фото: Helen Yates / Barcroft Media / ТАСС

Фото: Helen Yates / Barcroft Media / ТАСС

Недавно в США появился новый мем – «это мой сын». Мать бывшего военного Питера Хенсона опубликовала в твиттере его фото, заявив, что он боится ходить на свидания из-за угрозы обвинений в домогательствах. Все это – по вине «радикальных феминисток», якобы угрожающих мужчинам. Пост быстро стал объектом для пародий – с изображениями от Дональда Трампа-младшего до Губки Боба Квадратные Штаны. Молодой человек в итоге отшутился, опубликовав опровержение. Хотя в беседе с журналистами признал, что сомнительную известность, которую обеспечила ему мама, было нелегко перенести.

История напомнила о том, чем может обернуться активность родителей в социальных сетях, посвященная их детям. Она стала обычным явлением – взрослые делятся фотографиями детей, личными данными, бытовыми историями. Нередко это начинается еще до рождения ребенка (когда в сети выкладывают его ультразвуковые снимки) и продолжается после его совершеннолетия.

Это может быть искренним проявлением гордости за ребенка, стремлением его поддержать (брат Хенсона рассказал, что мама и раньше публиковала посты о своих сыновьях в стиле «посмотрите, какие завидные женихи») и так далее. Но также это может вызвать негативные последствия, особенно если ребенок несовершеннолетний. Фотографии могут попасть к злоумышленникам. Самому ребенку они могут показаться унизительными. Они способны вызвать негативный социальный эффект (например, из-за них станут дразнить в школе).

Судя по опросам, большинство родителей осознают риски. Но многие тем не менее не меняют своих привычек. Это может приводить к конфликтам, а в крайнем случае даже к судебным разбирательствам. Законодательство некоторых стран, например, Франции, в таких случаях защищает права ребенка.