Эрнест Хемингуэй с любимой двустволкой W. & C. Scott & Son, 1959 год. Через два года писатель застрелится из этого ружья. В последний период жизни Хемингуэй был убежден, что за ним повсюду следуют агенты ФБР

Эрнест Хемингуэй с любимой двустволкой W. & C. Scott & Son, 1959 год. Через два года писатель застрелится из этого ружья. В последний период жизни Хемингуэй был убежден, что за ним повсюду следуют агенты ФБР

Фото: wikipedia.org

В издательстве Альпина нон-фикшн выходит книга Николаса Рейнольдса «Писатель, моряк, солдат, шпион. Тайная жизнь Эрнеста Хемингуэя, 1935–1961». О взаимной симпатии Хемингуэя и НКВД (в лице легендарного агента и вербовщика Якова Голоса) известно довольно хорошо, однако автор книги, бывший разведчик и штатный историк Музея ЦРУ, добавляет к нашим знаниям много ценных деталей.

Разумеется, Хемингуэй не был советским шпионом в полном смысле слова: он не поставлял Москве никакой секретной информации (и конечно же, не получал взамен никаких денег), однако Рейнольдс рисует убедительный образ агента влияния, в терминологии НКВД – «полезного идиота» (useful idiot), готового в любой ситуации выступить в защиту сталинского СССР.

С разрешения издательства мы публикуем отрывок из главы «Чувство омерзения», в котором рассказывается о ситуации, возникшей после побега на Запад советского шифровальщика Игоря Гузенко (выданные им сведения помогут раскрыть сеть советского атомного шпионажа в США), и о попытках Хемингуэя оправдать и защитить действия советской разведки.