Солдаты Туркестанского легиона (Франция, 1943). Это добровольческое соединение вермахта было сформировано в 1941 году из советских военнопленных —представителей тюркских народов республик Средней Азии.

Солдаты Туркестанского легиона (Франция, 1943). Это добровольческое соединение вермахта было сформировано в 1941 году из советских военнопленных —представителей тюркских народов республик Средней Азии.

Фото: Karl Müller, Bundesarchiv / Public Domain

«Военнопленные оказались огромным подспорьем, – писал домой 20-летний немецкий солдат Гельмут Паулюс в июле 1942 года. – Некоторых из них мы тут же заставили тащить тяжелые ящики с боеприпасами через бесконечные зеленые луга!»

Дневник рядового Паулюса, участника стратегического наступления вермахта на Кубань и Северный Кавказ, цитирует оксфордский историк Николас Старгардт в своей книге «Мобилизованная нация: Германия 1939–1945» (только что вышла в ИД Азбука-Аттикус).

На второй год войны использование пленных красноармейцев на передовой становилось все более обычным, пишет Старгардт. Гигантские потоки захваченных в плен советских солдат более не текли бескрайними реками в немецкий тыл, как летом-осенью 41-го, поскольку теперь отступающие части Красной армии не поддавались на прежние уловки и не позволяли противнику окружить себя.

Пересыльные лагеря для военнопленных тоже выглядели иначе. Теперь не всех красноармейцев бросали умирать от голода в загонах посреди чистого поля: часть из них отбирали на предмет использования в качестве «добровольных помощников» (Hilfswillige, или Hiwis). Уже в декабре 1941 года немцы начали привлекать военнопленных не только для подсобных работ в тылу, но и для службы в боевых частях – «восточных легионах».

Несмотря на совершенно определенный приказ Гитлера с запретом подобной практики, пишет Старгардт, количество «русских» в военной форме вермахта на протяжении весны и лета 1942 года продолжало расти: многие «добровольцы» попросту не видели иного способа спастись от голодной смерти в лагере.

Часть «восточных легионов» была сформирована из представителей регионов СССР со значительным мусульманским населениям. Именно об этом речь в отрывке из главы «Письма к мертвым» который мы публикуем с любезного разрешения издательства.