Вчера Собянин заявил, что проблема памятника на Лубянке решена – голосования не будет. И памятника тоже вроде не будет. Решение, пожалуй, самое ответственное и даже вполне смелое. Так как сам выбор «кандидатов» – Дзержинский или Александр Невский – был идеальным для тех, кто хочет показать, что Россия теперь принадлежит им.

Конечно, Дзержинский – важнейший персонаж внутричекистской мифологии и их внутренних символических ритуалов. Основная его функция – утверждение преемственности самой логики функционирования главной спецслужбы. Не важно, как она сейчас называется, важно что это всегда ЧК, НКВД, КГБ – всемогущая сила, пронизывающая все основания государства.

Но этим достоинства его образа и ограничиваются. Так-то он революционер, поляк, и вообще – памятник ему поставили во времена Хрущева, чтобы напомнить людям в здании напротив, что им надо знать свое место. К тому же, у людей вне стен знаменитого здания есть много поводов (даже и помимо ненависти к спецслужбам) противиться возвращению его памятника на одну из главных площадей столицы. А потом, как в 1991 году, с радостью и благородным торжеством снова его повалить на землю, как знак низвержения ненавистной чекистской власти. Да и у людей внутри стен теперь тоже есть некоторые вопросы к Дзержинскому: а точно ли нам надо знать свое место, не изменилось ли оно?

Другое дело – прославленный русский святой, глубоко укорененный в русской истории и православной вере. Александр Невский.

В прославленности и укорененности Александра Невского вроде как даже и сомневаться смешно. В «Википедии» есть статьи про 115 храмов Александра Невского. Это буквально топ 5 по количеству посвящений среди русских храмов. Их почти столько же, сколько Троицких храмов. А среди святых конкуренцию Александру Невскому может составить только святой Николай Чудотворец.

Александро-Невский собор на Миусской площади в Москве. Строился по проекту Александра Померанцева и Виктора Васнецова. Его не успели окончательно достроить к 1917 году. В недостроенном – без глав – виде он простоял тут до 50-х годов. Потом его снесли. Сейчас на этом месте парк.

Но это – на первый взгляд. Если же присмотреться внимательнее, то обнаружится удивительная вещь. Почти все храмы Александра Невского – это вторая половина XIX века или начало ХХ, а также то, что построено или воссоздано сейчас. До Петра – вообще ни одного храма посвященного этому святому.

С иконами почти то же самое. Есть несколько икон с изображением Александра Невского, написанных в XVI-XVII веках, но валовый продукт начинается только во второй половине XIX века. И, забегая вперед, скажем – это очень разные изображения: воинские атрибуты – меч, латы, шлем – на ранних иконах просто отсутствуют.

То есть со святостью и православным почитанием Александра Невского отдельная и очень непростая история, которая может прояснить, почему памятник ему на Лубянке мог бы выглядеть даже более уместно, чем памятник Дзержинскому.