Святой Филипп Митрополит Московский.

Святой Филипп Митрополит Московский.

«Царь же возгорелся яростию и сказал: “О, Филипп! Наше ли изъявление преложить хочешь? Лучше было бы тебе с нами единомысленно быть”. Святой же отвечал: “О царь! Тщетна будет вера наша! Тщетно и проповедание апостольское. И всуе будет нам Божественное предание, которое святые отцы передали. И все делание добродетелей христианского учения! И даже само вочеловечение Владыки, совершенное ради нашего спасения. Он нам даровал все – чтобы непорочно соблюдали мы дарованное, а ныне мы сами все рассыпаем – да не случится с нами этого! Взыщет Господь за всех, кто погиб из-за твоего царственного разделения! Но не о тех скорблю, кто кровь свою неповинно пролил и мученически скончал жизнь, ибо ничтожны нынешние страдания для тех, кто желает, чтобы в Царствии Небесном им воздалось благом за то, что они претерпели! Но пекусь и беспокоюсь о твоем спасении!”

Царь же ни святительского обличения, ни запрещения, ни учения не слушал, но гневался на него зело, и, размахивая руками, грозил изгнанием и смертными муками».

Разговор на повышенных тонах вели в Успенском соборе Московского Кремля Иван Грозный и митрополит Филипп. И, разумеется, он не остался для митрополита без последствий: царь сначала сместил митрополита, а чуть позже по его приказу святителя убили.

Житие святого Филиппа написал в конце XVII века, лет примерно через сто после его гибели, Дмитрий Ростовский, знаменитейший российский агиограф, тоже, кстати, впоследствии канонизированный. Вернее, переделал на свой вкус более старые материалы, добавив гладкости и риторических украшений. Однако и раннее Житие, написанное, вероятно, в конце XVI века очевидцем противостояния царя и митрополита, тоже до нас дошло. Это очень небольшой, очень емкий текст, до предела сжатая история человека, который помнил о своем призвании и не испугался смерти.

Имени автора этого первого Жития мы не знаем. Но книга явно заслуживает того, чтобы о ней поговорить. И уж тем более, стоит вспомнить о самом Филиппе Московском. «Нелепо беспамятно пребывать таковому великому светилу», – говорит автор Жития.

Призвание

Федор Колычев покидает родительский дом. Клеймо иконы «Святитель Филипп митрополит Московский в житии». Конец XVII века. Музей-заповедник «Коломенское»

Итак. «Во время пресветлого господства над великим княжеством российским венчанного христолюбца и миролюбца, благоверного и смиренномудрого великого государя Василия Ивановича, всея России самодержца, во благодержавном, в преславном, в царствующем граде Москве восседал в царской палате некий благочестивый и знатный муж, мужественный и многими добродетелями украшенный, исполненный ратного духа, исполнявший Божественные заповеди и царские повеления, и весьма любимый Великим князем… Звали же его Стефаном, по фамилии Колычев, родился же он в великом Новгороде. Была у него супруга, цветущая и плодовитая лоза, именем Варвара…» И родился у них сын, отрок Федор, наш будущий святой.