Здание банка Credit Suisse в Женеве, октябрь 2022 года

Здание банка Credit Suisse в Женеве, октябрь 2022 года

Lian Yi/ Xinhua/ Global Look Press

Приятно, когда прогнозы сбываются, неприятно, когда сбываются плохие прогнозы. Еще весной о надвигающемся кризисе мирового рынка долга «Деньгам» рассказывал директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. И вот на днях произошло сразу несколько событий, свидетельствующие о том, что «идеальный шторм» приближается: чуть не лопнул один из крупнейших швейцарских банков — Credit Suisse, чуть не случился крах финансовой системы Великобритании. Причина — большинство регуляторов развитых стран запоздало с повышением ставок и сегодня мир стоит перед дилеммой: или высокая инфляция надолго — или жесточайший мировой кризиc, который очистит финансовую систему от «плохих» долгов. Инвесторам, конечно, хочется продолжения банкета с денежными вливаниями.

Даже ООН выступила с беспрецедентным для этой организации призывом экономического характера, призвав центробанки развитых стран перестать повышать ставки. Но экономисты понимают, что долги многих стран уже перешли «красную черту» и продолжение мягкой денежно-кредитной политики (ДКП) может только отсрочить неминуемое. В прошлый понедельник члены ФРС собрались на внеочередное закрытое заседание и многие гадают, к каким выводам пришли участники. А мы решили вновь поговорить с Олегом Буклемишевым о том, каким будет новый кризис.

В апреле мы с вами говорили о надвигающемся мировом долговом кризисе и, должна сказать, вы тогда были правы. Только мы ждали, что кризис начнется с развивающихся стран, а он, похоже, начинается с развитых. С вашей точки зрения, чуть не случившийся крах Credit Suisse и падение британского фунта стерлингов с последующим обещанием Банка Англии «бесконечно» скупать облигации — это начало мирового кризиса ?

— Там есть три слоя происходящего. Первый слой — это плохо управляемые коммерческие структуры. Знаете, в свое время Уоррен Баффетт сказал, что когда происходит отлив, становится ясно, кто купался голым. В данном случае то, что происходит с упомянутым вами Credit Suisse — это как раз когда плохо управлявшиеся и разжиревшие в последние годы на нулевых процентных ставках и росте активов структуры привыкли к хорошему. И когда объективно начали ужесточаться условия, в первую очередь, в части процентной ставки, повысилась вот эта турбулентность, стали «оголяться» некоторые части их тела. И Credit Suisse, судя по всему, попались первыми, их сразу стали сравнивать с Lehman Brothers 2008–2009 года. Хотя это, наверное, натяжка — и масштабов таких нет, и таких связанностей скрытых операций. Все-таки в последние годы хорошо поработали над всеми возможными рисками.

Потому это, судя по всему, будет такой изолированный момент. Ну, может быть еще другие «голыши» вскроются, не только Credit Suisse.

Когда повышают ставки, всем становится больно — и деньги дороже, и активы дешевле.

То есть, есть некая объективная ситуация, — а есть ситуация субъективная, с плохой управляемостью и неготовностью к рискам.