Экономист Николай Кондратьев. Фото: РИА Новости

Экономист Николай Кондратьев. Фото: РИА Новости

Книга «Посткапитализм: путеводитель по нашему будущему» журналиста Пола Мейсона (осенью 2016 года вышла в издательстве Ad Marginem) предлагает нетривиальный взгляд на последствия цифровой революции. Автор, известный своими левыми взглядами, пытается доказать, что долгосрочная победа рынка вовсе не так безоговорочна: крах капиталистической модели приближает расцвет эпохи «сетевых индивидов». На Западе пафос и аргументация работы ожидаемо встретили горячие возражения у самых разных читателей, включая собственно теоретиков новой экономики вроде Евгения Морозова. Но по крайней мере автору не откажешь в умении привлечь внимание к своим идеям. Важно и то, что Мейсон ищет кощеево яйцо системы не столько в Пало-Альто или палаточных лагерях Occupy Wall Street, сколько в исторических параллелях, пристрастно разбирая работы влиятельных ученых, среди которых – создатель концепции длинных волн Николай Кондратьев. Как автор оценивает наследие проницательного советского экономиста с трагической судьбой? Об этом – в главе, которую публикует Republic.

Заключенный волочит ноги; он не может идти. Он частично ослеп, у него хроническая сердечная недостаточность и клиническая депрессия. «Я никак не могу заставить себя мыслить системно, – пишет он. – Вообще очень трудно мыслить научно, не работая активно с материалами и книгами и мучаясь от головной боли».

Николай Кондратьев провел восемь лет политическим заключенным в Суздале, к востоку от Москвы, читая лишь те книги и газеты, которые разрешала ему сталинская тайная полиция. Он дрожал от холода зимой и изнемогал от жары летом, но однажды его мучения закончились. 17 сентября 1938 года, в день, когда истекал срок действия его первоначального приговора, Кондратьева судили во второй раз и признали виновным в антисоветской деятельности – расстрельная команда казнила его прямо в камере.