К июлю в России должна завершиться полная замена всей кассовой техники – бизнесу придется переоборудовать более двух миллионов касс. Весь объем образовавшегося рынка – не менее 20 млрд рублей. В кассовом бизнесе уже участвуют Алишер Усманов, Герман Греф и Григорий Березкин. Но на большую часть этого пирога претендуют малоизвестные бизнесмены, тесно связанные с ФСБ. А монопольный производитель чипов, которые будут отслеживать все кассовые операции в стране, оказался тесно связан с таинственным предпринимателем Владимиром Щербаковым, которого, как выяснил Republic, разыскивает Интерпол. Бизнесмена подозревают в незаконном выводе денег из страны. Но и это еще не все. Мы разобрались в сложных схемах российского криптографического бизнеса для того, чтобы понять при чем тут бывший министр Леонид Рейман, производитель приставки Dendy Андрей Чеглаков, а также друзья Бориса Грызлова и Николая Патрушева.

Захватчики новых ниш

В июле 2012 года ФНС объявила открытый конкурс на проект совершенствования системы контроля за наличными денежными расчетами. По сути, ведомство хотело улучшить действующую систему учета данных с касс. В конкурсе с начальной ценой 1,5 млн рублей приняли участие четыре компании, но предложение победителя было сложно перебить. Компания «Атлас-карт» согласилась разработать предложения всего за 1 рубль. Контракт был заключен в сентябре, а уже меньше чем через три месяца ФНС утвердила готовый проект реформы.

«Атлас-карт» не зря взялся за разработку проекта за рубль: связанные с ним структуры стали единственными поставщиками предусмотренных реформой фискальных накопителей – устройств размером с монету, которые сохраняют и шифруют данные о чеках. По разным оценкам, в России сейчас около двух миллионов касс. Каждая из них должна быть оснащена фискальным накопителем, стоимость которого колеблется от 6000 до 8000 рублей. Это значит, что речь может идти об объеме рынка 12–16 млрд рублей в год.

Такая удача владельцам «Атлас-карт» улыбается не впервые – после предыдущей реформы касс монополистом оказалась связанная с ними компания «Безант». Предшественницей фискальных накопителей была ЭКЛЗ («электронная контрольная лента защищенная») – такой же накопитель, но без подключения к интернету и с ограниченной памятью. Устанавливать ЭКЛЗ предпринимателей обязали в середине 2000-х, ее нужно было менять раз в год (у нового фискального накопителя такой же срок службы). Как писал «Коммерсантъ», внедрение ЭКЛЗ лоббировала ФСБ под лозунгом борьбы с черным налом. Производство оборудования тоже лицензировала ФСБ – и единственную лицензию получил «Безант», который после этого быстро поднял цены почти вдвое, вынудив недовольных предпринимателей обрушиться с жалобами на сайт тогдашнего президента Дмитрия Медведева.

Сколько зарабатывал «Безант»? По подсчетам Republic, единственный производитель ЭКЛЗ (и его правопреемник с таким же названием) только с 2004 по 2009 год заработал 26,5 млрд рублей. Но 90% стоимости готового блока ЭКЛЗ (5274 рубля) составлял электронный модуль. Его «Безант» покупал у двух российских посредников, а те – у сингапурской Smartronic Projects PTE LTD. В 2009 году компания «Корес» предложила «Безанту» поставлять такие же электронные модули за 2000 рублей. «Безант» отказался, и «Корес» пожаловался в ФАС. Название Smartronic Projects стоит запомнить. Бенефициары сингапурской компании неизвестны, но она в самых разных ролях участвовала в большинстве схем владельцев «Безанта» и «Атлас-карт».

Расследование ФАС показало, что «Безант» и связанные с ним компании («Атлас-карт» был в их числе уже тогда) злоупотребляют доминирующим положением, и ФАС обязала монополиста заключить контракт с «Коресом». Но к тому времени «Безант» уже был на рынке не один: через месяц после начала расследования в 2009 году выпускать ЭКЛЗ начал еще один производитель – петербургская компания «Научные приборы».

Руководители «Научных приборов» тоже были в ФСБ не чужими. Совет директоров компании возглавлял (и возглавляет до сих пор) отставной полковник КГБ Валерий Соколов, которого издание «Фонтанка» называет хорошим знакомым экс-главы ФСБ Николая Патрушева. Жена Соколова Ирина в августе 2008 года возглавила общественную приемную Владимира Путина в Санкт-Петербурге, а одновременно была помощником спикера Госдумы Бориса Грызлова. Как писал «Коммерсантъ», Соколова консультировала «Научные приборы» по юридическим вопросам, а по поручению Грызлова «курировала юридические тонкости» подготовки законопроекта о защите кассовых аппаратов. В разговорах с «Новой газетой» петербургские предприниматели называли Соколову разработчиком закона об ЭКЛЗ, а на Грызлова обещали подать в суд. Интересно, что сам Грызлов 20 лет проработал в структурах петербургского завода «Электронмаш», который еще с советских времен выпускает кассовую технику, а в начале 1990-х стал одним из первых производить кассы по западному образцу.

Новый конкурент, несмотря на такие серьезные связи, так и остался номинальным игроком, сумев к середине 2010 года отвоевать лишь 2% рынка. Но собирался ли он бороться за рынок всерьез? «Криптография – узкоспециализированная тема, конкурентов не так много. Стоящие за этими компаниями [“Атлас-карт” и “Безант”] люди умело лоббировали свои интересы в разных ведомствах и становились монополистами. Когда появлялись конкуренты, они уже успевали снять все сливки», – считает собеседник Republic, знакомый с деятельностью «Атлас-карт» и аффилированных с ним структур.

ФАС по итогам расследования признала, что «Научными приборами» и «Безантом» владеют разные группы лиц. Но на самом деле связь между бенефициарами «Безантом» и «Научными приборами» все же была.

Таинственные владельцы