Жители Москвы на встрече с префектом СВАО. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Жители Москвы на встрече с префектом СВАО. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

План «реновации» пятиэтажек в Москве поражает масштабом и охватом: программа затронула 5144 дома, 350 000 квартир должны быть расселены до 2032 года. Принципы, опробованные на москвичах, возможно, будут применяться и для расселения ветхого жилья в других городах страны. При этом отношение самих москвичей к программе остается не изученным.

С одной стороны, идея реновации натолкнулась на ожесточенное сопротивление – громкие митинги, протестные группы в соцсетях. А ее экономическая и политическая подоплека вызвала множество подозрений: задумана ли она для того, чтобы стимулировать выдыхающийся строительный сектор, или ее цель – на волне «раздачи» нового жилья заработать политические очки для команды мэра Собянина? С другой стороны, многие москвичи действительно оказались рады реновации – голосование на портале «Активный гражданин» и в МФЦ, а также результаты соцопроса, проведенного ФБК, демонстрируют: подавляющее большинство горожан поддерживают программу. Таким образом реновация – это не только экономически интересный проект, но и важный политический, электоральный ресурс.

На фоне таких глобальных вопросов часто забывают про реальных людей, чьи дома затронула программа переселения. В каждом районе, доме и даже квартире – своя ситуация и свои причины хотеть или не хотеть участвовать в ней. На основании неформальных бесед-интервью с жителями двух попавших под реновацию московских районов (интервью проходили в августе 2017 года), а также мониторинга обсуждений в группах этих районов в соцсетях, я суммирую, как новость о перспективе расселения и сноса всколыхнула волну надежд и страхов, столкнула соседей, обнажила комплекс социальных проблем и политических взглядов москвичей.

Угроза безопасности

Самые очевидные противники сноса – люди, купившие квартиру сравнительно недавно или сделавшие в ней существенный ремонт. Однако, для многих москвичей их дом – это не только конкретные квадратные метры, окруженные стенами, но и жилая среда за их пределами, история и память о месте, где дом стоит. Не только финансовые, но и эмоциональные инвестиции в конкретную квартиру в конкретном доме и районе не позволяют таким людям рассматривать «сделку» по переселению как выгодную или честную. Внезапность, с которой была принята программа, ее неотвратимость и масштаб подорвали у многих таких горожан чувство безопасности существования – ощущение защищенности и упорядоченности жизни, которое, в российском контексте, дает, в том числе, и владение собственным жильем.