Герман Греф на Гайдаровском форуме

Sergei Karpukhin / Reuters

Когда речь заходит о науке и технологиях, в России всегда можно найти, чем гордиться: до сих пор конкурентоспособная ядерная промышленность, специалисты по точным наукам мирового класса, сложнейшие научные аппараты, которым нет мировых аналогов, нанотрубки made in Rosnano и так далее. На дискуссии «Будущее невозможного» на проходившем на этой неделе в Москве Гайдаровском форуме таких примеров было приведено много. Директору НИЦ «Курчатовский институт» Михаилу Ковальчуку и главе правления «Роснано» Анатолию Чубайсу действительно было несложно найти повод для гордости, ссылаясь на опыт своих организаций.

Однако если взглянуть на весь наш хай-тек со стороны и попытаться посмотреть лет на десять вперед, картина получится не такой приятной. Приглашенный на дискуссию в качестве специалиста по финансовым технологиям глава Сбербанка Герман Греф не стал ограничиваться отведенной ему областью экспертизы и предсказал России хорошее место в клубе «лузеров» и «дауншифтеров» мировой экономики. Настроение речи, как это часто бывает у Грефа – любителя биткоинов и новейших технологий вообще, – получилось мобилизующе пессимистическим. То есть вроде бы все плохо, но еще есть шанс, если вовремя осознать и сильно постараться.

Slon Magazine публикует сокращенную версию выступления главы крупнейшего банка страны в РАНХиГС 15 января.

* * *

Я бы хотел рассказать о том, как технологии будут менять три составляющих. Первая – это общество в целом и государство. Вторая – бизнес (то, что и мы чувствуем на себе). И самое главное, наверное, – это нас, каждого из здесь сидящих лично.

Что я могу сказать? Очевидно, сегодня есть кризис на рынке нефти… Генерация энергии и транспорт – это две составляющих, которые потребляют больше всего нашего углеводородного сырья. 18% примерно всей генерации электричества и 56% – это транспорт. И там и там есть радикальные изменения.

Когда я первый раз сел в автомобиль Tesla, я понял, что будущее, к сожалению, настало раньше, чем мы его ожидали

Если говорить не о каком-то далеком будущем, если говорить о Китае, то у Китая к концу 2016 года (к 1 января 2017-го они уже точно это сделают) 70 ГВт установленной мощности – это солнце. Ветер, солнце, биоэнергетика – все вместе это, ни много ни мало, 230 ГВт установленной мощности. Плюс 330 ГВт установленной мощности гидроэнергетики. Итого: 560 ГВт установленной мощности – возобновляемые источники энергии. Для сравнения: это в 2,5 раза больше, чем вся установленная мощность в Российской Федерации. И ближайшие прогнозы, что Китай теми темпами, которыми он сегодня создает альтернативную энергетику, будет потреблять (он один из крупнейших в мире потребителей) примерно на 45% меньше традиционных источников энергии: а это наши уголь (мы продолжаем инвестировать в уголь, рассчитанный на китайский рынок) и углеводороды. Можно сказать, что эта эра осталась в прошлом.

Сегодня точно можно сказать, что каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же и нефтяной век, можно сказать, что уже закончился. Будет его остаток, я не знаю, десять лет, пока инфраструктура электромобилей не будет развернута в должной степени. Но когда я первый раз сел в автомобиль Tesla, я понял, что будущее, к сожалению, настало раньше, чем мы его ожидали. Как всегда. И можно сказать, что мы в этом будущем находимся уже сейчас. Господа, welcome to the future! Мы находимся здесь.

Что это означает для нас?