Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев на заседании правительства РФ

Екатерина Штукина / ТАСС

Наступившая весна и повысившиеся цены на нефть добавили оптимизма многим российским чиновникам и политикам. Пусть и не так дружно, как год назад, но уже зазвучали голоса, что «жизнь налаживается». Кому-то оптимизма хватает только на то, чтобы сказать, что темпы спада замедлились. Кому-то для того, чтобы уверенно заявить, что экономика показывает признаки роста. А кто-то говорит о том, что рост еще не наступил, но обязательно наступит через квартал-другой.

Под всеми этими рассуждениями есть определенная основа – любая экономика по идее обречена на рост, спад не может быть бесконечным и должен когда-то закончиться. Только вот когда это произойдет, гарантировать никто не может.

Для начала стоит сказать, что никакого заметного улучшения в нашей экономике пока не видно. Да, можно радоваться, что в первом квартале текущего года спад ВВП составит 1,5–1,8% к прошлому году, что, безусловно, меньше 3,7% спада годом ранее. Но замедление спада не есть рост, и особенно радоваться этому не стоит. Представьте себе, что это замедление темпов падения продолжится в будущем и в ближайшие годы темпы спада будут снижаться на 0,2 процентных пункта ежегодно – то есть сегодня это минус 1,6%, через год – минус 1,4%, потом минус 1,2% и так далее. И где здесь место для оптимизма?