Элизабет Холмс. Фото: Mike Blake / Reuters

Элизабет Холмс. Фото: Mike Blake / Reuters

Создательницу биотехнологического стартапа Theranos Элизабет Холмс несколько лет назад сравнивали со Стивом Джобсом, а сейчас все чаще называют «Бернардом Мейдоффом поколения миллениалов». Публика до сих пор пытается понять: как студентке, на полпути бросившей Стэнфорд и не обладающей медицинским опытом и образованием, удалось привлечь в свой проект-пустышку сотни миллионов долларов инвестиций и множество влиятельных политиков и бизнесменов.

В конце февраля издание Vanity Fair опубликовало статью, в которой приводятся новые детали об очень странном поведении Холмс в последние месяцы работы Theranos. Подробности заставляют задуматься не только о (возможной) нестабильности психики Холмс, но и о том, как общество готово с благодарностью принять любую идею, направленную на то, чтобы «сделать мир лучше».

Мечтаю стать миллиардером

Элизабет Холмс родилась в 1984 году в Вашингтоне. По ее собственным словам, она «выросла в семье, где всегда хотели изменить мир». Мать Холмс работала в одном из комитетов Конгресса, а отец – в компании Enron, а затем на государственной службе, например, в Агентстве США по международному развитию (USAID).

Когда Элизабет было семь лет, она попыталась изобрести машину времени; спустя еще два года она со всей серьезностью заявила родственникам, что станет миллиардером, когда вырастет. Когда те спросили ее: «Разве ты не хочешь стать президентом?», она ответила: «Нет, президент женится на мне, потому что у меня будет миллиард долларов».