Элизабет Холмс. Фото: Mike Blake / Reuters

Элизабет Холмс. Фото: Mike Blake / Reuters

Компания Theranos, основанная в Кремниевой долине харизматичной Элизабет Холмс, обещала произвести революцию в медицине своими инновационным методом анализа крови. Но в итоге блестящий стартап, который сумел привлечь сотни миллионов долларов инвестиций и на пике оценивался почти в $10 млрд, оказался сказочной аферой – пустышкой, торгующей неработающей технологией. «Дурная кровь» бывшего репортера газеты The Wall Street Journal Джона Каррейру, признанная Financial Times и McKinsey лучшей деловой книгой 2018 года (ее перевод выходит в издательстве АСТ) детально описывает историю Theranos. Даже в период расцвета компания отличалась закрытостью и враждебностью к любой критике в свой адрес. Незадолго до разоблачения Холмс как могла пыталась заткнуть рот журналистам, действуя весьма агрессивно и порой отчаянно. Каррейру посвятил развитию конфликта компании с прессой – в том числе, с собой лично – немалую часть книги. С сокращениями публикуем ее фрагмент.

Холмс пыталась всеми способами помешать моему расследованию. В марте, примерно через месяц после того, как я начал заниматься историей Theranos, компания завершила очередной раунд финансирования. Я этого не знал, но крупнейшим инвестором стал Руперт Мердок, американский медиамагнат австралийского происхождения, владевший контрольным пакетом News Corporation – материнской компании The Wall Street Journal. Из чуть более чем $400 млн, которые удалось собрать за этот раунд финансирования, $125 млн вложил Мердок и стал, таким образом, крупнейшим инвестором Theranos.

Мердок познакомился с Холмс осенью 2014 года на одном из больших приемов в Кремниевой долине – вручении премии Breakthrough Prize – «Прорыв года». Мероприятие проходило в Ангаре 1 в Маунтин-Вью и было посвящено выдающимся достижениям в области медицины, биологии, фундаментальной физики и математики. Премию учредили русский инвестор в технологическом секторе Юрий Мильнер при участии основателя Facebook Марка Цукерберга, соучредителя Google Сергея Брина и китайского хайтек-магната Джека Ма. На торжественном обеде Холмс подошла к столику Мердока, представилась и завела разговор. Мощное первое впечатление, которое она произвела на миллиардера, позже подогрел Мильнер, который в ответ на вопрос Мердока, знает ли тот девушку, начал расхваливать ее на все лады.

Марк Цукерберг и Юрий Мильнер на вручении премии Breakthrough Prize. Фото: Kimberly White

Через несколько недель медиамагнат пригласил ее на свое калифорнийское ранчо. Количество охраны, с которым путешествовала Холмс, удивило Мердока – он сам обходился услугами одного телохранителя. На его удивленный вопрос, зачем ей такой отряд, Холмс ответила, что серьезная охрана была настоятельным требованием совета директоров. За ланчем Холмс выдала традиционную речь для инвесторов, подчеркнув, что в первую очередь она ищет долгосрочные вложения. Она предупредила, что квартальных отчетов первое время можно не ждать, а выхода на биржу не будет вообще. Все это было подробно расписано в официальном пакете документов для инвесторов, который позже доставили в манхэттенский офис Мердока. Что Theranos «в долгосрочной перспективе» планирует оставаться непубличной компанией, говорилось в первых же строчках сопроводительного письма, а потом на разные лады повторялось не менее пятнадцати раз.