Игорь Шувалов и Игорь Сечин перед заседанием Высшего органа таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

Максим Шеметов / ТАСС

Владимиру Путину никак не удается навести в стране полный порядок. Ключевая фигура в правительстве, первый вице-премьер Игорь Шувалов не торопится попадать под правило национализации элит: сохранил за собой шикарную квартиру в Лондоне, возможно, и отдыхать ездит за границу. Еще один представитель властной элиты – глава «Роснефти» Игорь Сечин, судя по всему, тоже не желает быть затворником: «Новая газета» пишет о молодой жене-блондинке и якобы названной в честь нее мегаяхте, курсирующей по морям неблагонадежной Европы. СМИ и Алексей Навальный поочередно публикуют разоблачительные материалы то об одном Игоре Ивановиче, то о другом (совпадают не только имена-отчества, но имена жен, фигурирующих в этих расследованиях, – обе Ольги), и никакие законы, принятые в последние годы с целью задушить свободу слова, оказывается, не способны защитить членов высшей российской касты от нападок.

Да, Путину удалось выстроить политический режим, основанный на лояльном парламенте, ручных партиях и послушных губернаторах. Каркас политической системы кажется прочным и нерушимым, способным к самовоспроизведению на каждых выборах. Однако как только вопрос доходит до государственного управления и балансов сил внутри элиты – начинаются сбои.

Вернувшись на президентский пост в 2012 году, Путин хотел «национализировать» элиту. Собирались запретить иметь счета и недвижимость за границей, пытались негласно дать команду вернуть назад свои семьи, прежде всего из стран НАТО. Россия готовилась к геополитической войне (и это еще до кризиса с Украиной) с США, и Путин считал, что наличие у российских чиновников активов на Западе делает Россию уязвимой.