Открытие памятника Петру и Февронии в Великом Новгороде

Открытие памятника Петру и Февронии в Великом Новгороде

Константин Чалабов / РИА Новости

4 ноября, в День народного единства, в Москве на Боровицком холме открыли памятник князю Владимиру. Церемония была короткой: Владимир Путин произнес речь, патриарх Кирилл освятил монумент. Открыть памятник власти хотели еще год назад, к тысячелетию со дня кончины крестителя Руси, но план водрузить почти 20-метровый монумент на Воробьевых горах, недалеко от МГУ, вызвал много споров. В итоге место изменили. Много шума наделал и появившийся в Орле памятник Ивану Грозному – на этой неделе неизвестные надели на голову статуи мешок, а на коня повесили табличку «Духота-то какая, темнота».

Но самыми популярными персонажами для памятников, которые в большом количестве возводят в России в последнее десятилетие, стали не князь Владимир и не Иван Грозный, а православные святые, покровители супружеской верности Петр и Феврония. Памятники им установлены уже в 60 городах России и продолжают воздвигаться. Такой всероссийской популяризации святые обязаны главе «Ростеха» Сергею Чемезову.

Популярные святые

Автор пяти композиций памятников Петру и Февронии, которые сейчас тиражируются по всей России, – скульптор Константин Чернявский. Мастерская скульптора – небольшая комната на Китай-городе, заставленная миниатюрными пластилиновыми копиями его работ. Стены выкрашены в зеленый, на них образы святых, иллюстрации с казаками и рисунки его детей, тоже с атаманами и конями. У двери на вешалке висит казачья гимнастерка. Чернявский против абстракции в искусстве – если лепит казака, примеряет форму и фотографируется, это позволяет изобразить каждую складку на одежде натурально. Своего первого казака он изваял в 1980-м, когда заканчивал Суриковский институт, и с тех пор регулярно обращается к этой теме. Но известность и коммерческий успех ему принесли именно Петр и Феврония.

Петр и Феврония стали героями пропаганды в 2008 году, объявленном «Годом семьи». День памяти святых стал государственным праздником – Днем семьи, любви и верности. Оргкомитет праздника возглавила жена ставшего в том же году президентом Дмитрия Медведева, Светлана. Медведева до сих пор почти каждый год приезжает на праздник на родину святых в Муром, иногда – с мужем.

Памятники Петру и Февронии с 2007 года устанавливаются по всей стране в рамках общенациональной программы «В кругу семьи», которая призвана продвигать традиционные семейные ценности, любовь и верность. В ноябре будет установлена 28-я скульптура – в Нарьян-Маре. Еще примерно столько же памятников православным святым российские города и села возвели самостоятельно, без взаимодействия с организаторами программы. По подсчетам Slon Magazine, Петр и Феврония – самые популярные фигуры, которым устанавливали памятники в России XXI века. Для православной церкви это тоже рекорд – ранее ни одному святому столько памятников не возводилось. Ближайшие конкуренты – Николай II, Сергий Радонежский, Александр Невский – обзавелись только парой десятков скульптур.

По мнению Чернявского, такой популяризации святых способствовала их простая и романтичная история. Она встречается в повести инока Ермолая-Еразма, написанной в XVI веке. В ней рассказывается, как крестьянка Феврония излечила муромского князя Петра от тяжелой болезни, за что тот обещал взять ее в жены. Поначалу Петр не сдержал обещания и прогнал Февронию, но болезнь сразу вернулась, после чего князь все же одумался и женился. Потом против княгини-простолюдинки выступили бояре, но наученный опытом Петр решил отказаться от княжения, но не от жены. Власть Петр и Феврония в итоге себе вернули, а в старости приняли монашеский постриг и умерли в один день и час. Их положили в разные гробы, но чудесным образом на следующий день они оказались в одном.

«Если летописец записал то, чего не было, то это вопрос к летописцу»

Убедительных доказательств реального существования княжеской четы нет. Лишь «Степенная книга», историческое произведение XVI века, говорит о том, что князь Давид Юрьевич, правивший в Муроме с 1208 по 1228 год, и есть князь Петр. Но о святости Давида не осталось свидетельств ни в одной летописи, также нет никаких данных о том, что он менял имя после крещения или пострига. Нет в «Степенной книге» и упоминаний о Февронии или о ком бы то ни было, похожем на нее.