Фото: Алексей Павлишак / ТАСС

Заявление Игоря Шувалова о разработке планов по долгосрочной стабилизации курса рубля свалилось как снег на голову. В интервью Bloomberg первый вице-премьер сообщил, что власти обсуждают предложения о том, как будут взаимодействовать ЦБ и правительство в случае отклонения цен на нефть от запланированного в бюджете уровня. Начнем с того, что это заявление прозвучало меньше чем через неделю после Гайдаровского форума, где у правительственных чиновников была отличная возможность рассказать о своих планах и задумках. Но раз этого не произошло, можно делать вывод, что правительство осознанно решило не превращать форум в «место для дискуссий». И не стоит после этого удивляться появлению на форуме Хирурга с его откровениями по поводу экономической политики.

Если же продолжать более серьезный разговор на тему курсовой политики, то внешне заявление первого вице-премьера идет в полный разрез с провозглашенными Банком России принципами валютной политики. В ноябре 2014 года, накануне валютного кризиса, ЦБ объявил о переходе к плавающему курсу рубля и о том, что валютные интервенции будут использоваться в исключительных случаях для сглаживания резких конъюнктурных колебаний обменного курса. И хотя после заявления Шувалова регулятор поспешил заверить, что по-прежнему придерживается избранной стратегии, прошедшие два года показали, что твердой уверенности в ее правильности у ЦБ нет. Например, в 2015 году глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что у Банка России появилась еще одна долгосрочная цель – наращивание валютных резервов до $500 млрд. И эта вторая цель вступала в явное противоречие с первой: если Банк России скупает валюту на рынке, то он противодействует укреплению курса рубля, а значит, не дает ему свободы.