«Всем, кто сейчас садится в кресло главы региона, надо понять, что у этого кресла нет привязного ремня. Я отработал девять лет. Уже появилась привычка быть губернатором. А потом приходишь куда-то и понимаешь, что ты уже не губернатор. Появляется дискомфорт», – рассказывает Republic о своих ощущениях после отставки глава Саратовской области в 1996–2005 годах Дмитрий Аяцков.

За две последние недели Владимир Путин отправил в отставку глав сразу пяти регионов – Бурятии, Карелии, Пермского края, Новгородской и Рязанской областей. Но для отставников и их сменщиков, которых принято называть «молодыми технократами», советы Аяцкова, тяжеловеса из 90-х, вряд ли будут актуальными. За последние 20 лет руководители субъектов РФ из полновластных хозяев своих областей и важных фигур федеральной политической сцены превратились в технических распределителей бюджетных средств и кураторов малого и среднего бизнеса, главную опасность для которых представляет глава областного ФСБ. Чтобы понять, как изменился статус главы российского региона, мы поговорили с десятком губернаторов разных призывов – от первого ельцинского до последнего путинского.

Первый призыв

«Это просто кошмар был, а не жизнь», – вспоминает в разговоре с Republic работу губернатором Свердловской области Эдуард Россель, еще один тяжеловес 90-х. Карьера бывшего руководителя строительного треста Росселя типична для сильного российского губернатора первого призыва. По большей части это были выходцы из партийной или производственной номенклатуры, занявшие должности глав областных администраций в 1989–1991 годах. Те из них, кто смог пережить кризис 1993 года, выбрать правильную сторону во время президентских выборов 1996-го и перехода власти в 1999-м, получили шанс сохранить должности до 2010-х – в обмен на молчаливое согласие на сокращение их полномочий.

Россель, возглавивший Свердловскую область в 1990 году, летом 1993 года стал одним из символов российского регионального сепаратизма, объявив о создании Уральской республики. Губернатор провел в области референдум, на котором 80% высказались за суверенитет. Выходить из состава России республика не собиралась, но Москве в случае противодействия Россель напрямую угрожал приостановить отчисления в федеральный бюджет. Заявление о готовности войти в состав республики подписали главы других уральских областей – Челябинской, Пермской, Оренбургской и Курганской – с общей долей в российском промышленном производстве 15%, а в сборе налогов – 18,3%.