"Борщ". Советские крестьяне 1930-х годов. Фото: Маргарет Бурк-Уайт

"Борщ". Советские крестьяне 1930-х годов. Фото: Маргарет Бурк-Уайт

Повышение рождаемости стало идеей фикс российского руководства и Русской православной церкви – вот и в послании Федеральному собранию Владимир Путин очень много говорил об успехах в стимулировании рождаемости и обещал новые меры поддержки. О том, почему это неверная цель и неэффективные стимулы, о том, чего на самом деле не хватает в российской демографической политике, Андрей Синицын поговорил с Анатолием Вишневским, директором Института демографии НИУ ВШЭ.

– 2019 год заканчивался сообщениями о рекордной естественной убыли населения в России. Это же не новость?

– Конечно, не новость, это естественное развитие событий. И к 2024 году (хотя это и запланировано в майском указе президента 2018 года) обеспечить естественный прирост нереально. Не потому что у нас низкая или высокая рождаемость, а потому что снижается число женщин – следствие спада числа рождений 20 лет назад. Это вопрос арифметики.

– То есть и через пять лет цикл не сдвинется? Все равно будет мало рожающих женщин?

– Конечно. Рожать сейчас должны женщины, которые появились на свет в 1990-е годы. Самая низкая рождаемость у нас была в 1999-м, 20 лет назад. И в 2024-м будет все еще мало женщин. Сейчас роды сдвинулись к более поздним возрастам: от 25 до 35 лет примерно. То есть в 2024-м в наиболее активный родительский возраст войдет поколение родившихся в 1999-м. Даже если бы удалось повысить рождаемость в расчете на одну женщину (что не получается пока) – это будет повышение, допустим, на одну десятую, что принципиально не изменит ситуацию. Убыль может быть чуть меньше или чуть больше, но это будет убыль. Тем более что на этот период приходится старение поколений, родившихся после войны – самых многочисленных. Сейчас это пожилые люди, которые будут уходить. Число смертей увеличится.

– А в нулевые были какие-то скачки рождаемости? В каком году можно ждать небольшого прироста? Когда 25-летних женщин будет много?

– В нулевые и начале десятых рождалось больше детей, но не намного. Недостаточно, чтобы говорить о переломе. А сейчас их число снова снижается.

По всем опросам, предпочитаемое число детей в семье – двое. Это, видимо, некая объективная величина. С точки зрения воспроизводства населения, важно не сколько детей родилось, а сколько из них выжило. Если, в среднем, на двоих родителей выживают двое из рожденных детей, население не растет – но и не сокращается. Историки-демографы обнаруживают, что, число выживающих детей на одну женщину было близко к двум всегда – со времен неолита и до наших дней. Поэтому население мира на протяжении всей истории если росло (оно не всегда росло), то очень медленно.

Анатолий Вишевский. Фото: wikipedia.org