unsplash.com

В литературе об Apple давно нет недостатка. Но значительная ее часть по очевидным причинам посвящена наследию и жизнеописанию Стива Джобса, ставшего суперзвездой предпринимательства. Однако уже из заглавия книги «Тим Кук. Гений, который вывел Apple на новый уровень» журналиста Линдера Кани (ее перевод выходит в издательстве «Манн, Иванов и Фербер») ясно, что она предлагает читателю другого героя, претендующего на свое собственное место в истории. Характеризуя Кука, как глубоко непубличного и тихого человека, автор находит объяснимым общий скепсис, окружавший нового СЕО в первые годы: «У Кука не было ни харизмы, ни драйва его бывшего босса, а именно этого люди ожидали от главы Apple. Что еще хуже, у него не было воображения Джобса». Как оказалось, Кук и не собирался быть похожим на своего предшественника – что убедительно доказал вскоре после того, как возглавил компанию.

Первые несколько месяцев на посту CEO – всегда нелегкое время, не говоря уже о ситуации, когда основатель-провидец компании трагически скончался, а сама компания – одна из самых известных в мире. Куку было особенно тяжело, потому что в апреле Министерство юстиции США подало против Apple иск по обвинению в сговоре с книгоиздателями с целью фиксации цен на электронные книги. Процесс тянулся несколько лет и кончился тем, что Apple пришлось выплатить штраф. В то же время это доказывало, что Apple стала велика настолько, что привлекла внимание антимонопольных органов. Такого рода дела обычно затрагивают лишь самые крупные и могущественные компании: считается, что они могут злоупотреблять своим доминирующим положением и их следует держать в узде. Угроза была вполне серьезная: в 2001 году Microsoft лишилась доминирующего положения и покинула вершину технологического сегмента именно из-за антимонопольного процесса.

В июле – после повторного отчета за третий квартал, согласно которому продажи iPhone были меньше прогнозов – упали акции Apple. Аналитики были разочарованы: ожидалось, что Apple продаст 28,9 миллиона iPhone, а продажи составили только 26 миллионов штук. Вообще-то ничего ужасного не произошло: по сравнению с предыдущим годом продажи iPhone выросли примерно на 30%. Тем не менее почти за десять лет это был всего лишь второй раз, когда Apple не оправдала надежд Уолл-стрит.

Недостаточно высокие продажи iPhone могли быть связаны с усилением конкуренции со стороны Android. Хотя Apple по-прежнему была на вершине, укреплялись позиции Samsung и название этой компании все чаще мелькало в статьях об Apple. В мае 2012 года в исследовании BrandZ, которое проводится агентством Millward Brown, Apple второй год подряд была названа самым дорогим брендом в мире. «Apple продолжает создавать инновации и поддерживает статус „люксового“ бренда, однако в будущем столкнется с конкуренцией со стороны Samsung, – говорилось в отчете. – Стоимость Samsung уже составляет более 14,1 миллиарда долларов, отчасти благодаря успеху телефонов Galaxy, и Samsung обходит Apple на многих рынках, позиционируя себя как отличную альтернативу вездесущим iPhone, причем по разумной цене». В октябре 2012 года Кук уволил главу корейского отделения Apple Доминика О из-за слабых продаж в Южной Корее, на родине Samsung. Доминик О пробыл на этой должности всего 17 месяцев.

Снижение цен на акции могло быть вызвано и просчетами в отношении новых продуктов. В июле 2012 года Apple наконец поставила крест на MobileMe – облачном сервисе, который был провальным практически с первого дня своего существования. В октябре 2011 года его заменил сервис iCloud, однако MobileMe оставался активен вплоть до середины следующего года. В конце сентября Apple официально закрыла Ping – музыкально ориентированную социальную сеть, которая была запущена двумя годами ранее в рамках iTunes 10. Сеть поощряла пользователей подписываться на музыкантов и знакомых, чтобы видеть популярные композиции и получать рекомендации. Однако ее с самого начала преследовали проблемы: обещанная интеграция с Facebook так и не состоялась, некоторые пользователи страдали от потоков спама, мошенники начали открывать фальшивые аккаунты от чужого имени. Но хуже всего было то, что Ping «не взлетела»: ее предпочитала лишь малая доля пользователей iTunes. Выступая в тот год на All Things Digital Conference, Кук признал, что Apple «не обязательно» иметь собственную социальную сеть. «Некоторые клиенты ее обожают, но их число не настолько велико. Не убить ли нам ее?» – спросил он. Вскоре после этого Apple действительно убила Ping.