Лубок.  Баба Яга едет с крокодилом драться. Первая половина XVIII века. Надпись над изображением: «Баба-Яга едет с Крокодилом драться на свинье с пестом да у них же под кустом скляница с вином».

Лубок. Баба Яга едет с крокодилом драться. Первая половина XVIII века. Надпись над изображением: «Баба-Яга едет с Крокодилом драться на свинье с пестом да у них же под кустом скляница с вином».

Когда в космос отправился первый космонавт, а за ним второй, а за вторым — третий-четвертый (или четвертая)-пятый- шестой, то их имена и фамилии знали буквально все — еще бы не знать. Потом космонавтов стало много, и граждане стали путаться в их именах и в их очередности — кто там за кем и перед кем. Потом их стало совсем много, а сама космонавтика стала скучноватой рутиной, и неблагодарные сограждане уже не реагировали на очередные сообщения о выходах на околоземную орбиту.

Нечто похожее, судя по всему, скоро произойдет и со свеженазначенными «иностранными агентами».

Их становится уже так много, а их популяция настолько стремительно пополняется, что создается такое впечатление, — разумеется, обманчивое, — что рано или поздно все население Российской Федерации, кроме, разумеется, самого высокого начальства, а также так называемых силовиков, а также теле-творцов великодержавных галлюцинаций, а также преданных потребителей этих галлюцинаций, покидающих насиженное место перед телевизором только лишь по естественной нужде или для того, чтобы сбегать на кухню перевернуть котлеты на сковородке или помешать борщ в кастрюле, пополнит ряды «агентов». До этого, повторяю, еще довольно далеко, но и носорожье упорство и настойчивость Минюста и прочих карательно-запретительно-следственно-надзорных учреждений не стоит недооценивать.

А что в этой ситуации остается завороженному наблюдателю отечественных нравов?