Очередь у биржи труда. Китай.

Очередь у биржи труда. Китай.

Joe Tan / REUTERS

Краткий пересказ книги Гая Стэндинга «Прекариат. Новый опасный класс» (М., Ad Marginem, 2014).

Контекст

Гай Стэндинг – экономист, профессор Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета, действительный член Британской академии социальных наук. Также является одним из идеологов и основателей Всемирной сети базового дохода (BIEN), борющейся за экономическое равенство путем выплат денежного довольствия гражданам независимо от того, работают они или нет.

«Прекариат» захватывает и держит в напряжении как хороший английский детектив, где смешались воедино политика, деньги и амбиции.

Впрочем, «Прекариат» увлекает не только детективным стилем изложения глобальных политических, экономических и социальных проблем постиндустриального общества.

Он рисует пусть и несколько спорную, но аргументированную и логически выстроенную картину разрушения мировой экономики. Вдобавок педантично, как летописец, Стэндинг фиксирует все детали, показывая, как текущие социальные тренды и нормы воздействуют на современных людей на всех уровнях их бытия. Безусловно, можно отказаться от субъективной интерпретации описанных Стэндингом процессов и явлений, но отрицать факт их существования бессмысленно.

Как заметила в рецензии на «Афише» Варвара Бабицкая, «эта книга – хороший повод в очередной раз подвергнуть левую идею ревизии, ну или узнать врага в лицо».

Что такое прекариат?

«Прекариат» (неологизм от англ. precarious – опасный, рискованный + пролетариат) – попытка классификации современного общественного строя, значительно изменившегося в XXI веке. В социальной пирамиде Стэндинга разделение на классы идет по принципу пирамиды Маслоу: от базовых потребностей к наивысшим. Только осью пирамиды при этом служит доход и сопряженные с ним ценности – стабильность, защищенность и уверенность в завтрашнем дне. И прекариат занимает одну из самых обширных и шатких нижних ступеней. А на его плечи, подобно атланту, постоянно давит плутократия (суперграждане) и салитариат (работники, получающие постоянное жалованье и имеющие надежные трудовые гарантии) – верхушка этого социального айсберга. Все, что пока может сделать прекариат, – это периодически вставать одной ногой на ступень ниже, чтобы удержать этот груз. Но если ему не помочь, то очень скоро он расправит плечи, предостерегает Стэндинг.

Дитя глобализации

Родителями прекариата стали неолиберальные западные политики и бизнесмены 80-х. Проблема, которую они пытались решить, была очевидна: с ростом мирового производства росла и стоимость труда тех, кто в нем участвовал. Жестокий дарвинистский закон рынка – конкуренция – требовал от владельцев корпораций снижать издержки. Одним из самых простых и эффективных методов было сокращение расходов на оплату труда. Однако сделать это при наличии системы профсоюзов, социальных и государственных гарантий для в какой-то степени привилегированного рабочего класса не представлялось возможным без смены политического курса. При этом на глобальную арену выходили страны – вчерашние колонии вроде Индии – с более низким уровнем жизни и, как следствие, более низкой стоимостью труда.

Тогда и оформилась политическая максима, приведшая к установлению рыночной экономики: «Если рынок труда не станет более гибким, затраты на оплату труда возрастут и корпорации будут переводить производство и инвестиции в места, где такие затраты меньше, и финансовый капитал будет инвестировать в эти страны, а не в родные».