Фото: Susana Vera / Reuters

Референдум в Каталонии – как, впрочем, и любой кризис в Европе, США или на Украине – является своего рода «смыслом жизни» для российской пропаганды. Интонация, которая сложилась в государственных СМИ за последние годы, почти ноу-хау: там научились растравливать, расчесывать любую рану и смаковать подробности чужой ошибки или трагедии под видом «объективного пересказа» или даже «сочувствия». В середине августа ведущий одной из авторских программ «Вести ФМ» дал в эфир запись ужасающих криков людей, разбегающихся во время теракта в Барселоне, и прокомментировал их так: «Послушайте, вот это и есть та самая благополучная Европа». Третьего октября ведущая все той же радиостанции задает вопрос спортивному обозревателю: «Скажите, а если Каталония отделится, под каким флагом она будет выступать на чемпионате мира по футболу?» Невинность этой фразы, ее обыденность передает единственное сообщение: «Нам хотелось бы, чтобы было так». В подобных случаях госрадио и телевидение превращаются в сплошные «каталонские вести». Все то же самое было во время референдума в Шотландии, во время выборов в Америке, во Франции, в Голландии, не говоря уже о кризисе мигрантов.

Закат Европы наконец

Но это низовой уровень пропаганды, притворяющейся журналистикой. Над ней есть и надстройка – «аналитика», которая должна придавать этому чувственному порыву видимость аргументации и глубокомыслия. Один из ее фундаментальных тезисов сегодня выглядит так: «Евросоюз повторяет судьбу позднего СССР». На этом сравнении базируются любые доводы в пользу «краха Евросоюза» и референдума в Каталонии как его первого звонка. Например, политолог Федор Лукьянов, комментируя накануне события в радиоэфире, говорит, что происходящее в Каталонии «напоминает времена позднего СССР с парадом суверенитетов». Другая говорящая голова и постоянный гость аналитических ток-шоу, Виталий Третьяков в качестве аргумента использует магию цифр: «Время их жизни [союзов государств] – от 50 до 75 лет, что тоже предначертано историей, но я это не буду сейчас доказывать. <…> Что мы и видим сейчас в Евросоюзе, уже вошедшем в последнее десятилетие его жизни». «Империи распадаются», – говорят, подводя итоги каталонского референдума, пропагандисты, внушая нам, что таковы «законы природы» и это «только начало».

«СССР был империей – все империи распадаются, поэтому Евросоюз тоже распадется». Эта логика покоится на ряде горизонтальных тезисов, которые как бы ходят по кругу и беспрерывно отсылают друг к другу.