«В постели за мир». Джон Леннон и Йоко Оно, 1969 год

«В постели за мир». Джон Леннон и Йоко Оно, 1969 год

Продолжаем серию статей по философии войны. В предыдущих материалах мы разбирались, допустимы ли гуманитарные интервенции и по какому принципу комплектовать армию.

Слово «пацифизм» появилось чуть более столетия назад, и этимологически оно восходит к двум латинским словам: pax (мир) и facio (делаю). Само же требование отказаться от войны, которое мы теперь связываем с пацифизмом, появилось еще в древности. Термин ввел в обращение французский антивоенный активист, юрист и писатель Эмиль Арно. Во время Первой мировой войны Арно добровольно отправился в армию и даже был награжден Военным крестом. Но давайте не будем спешить с выводами и утверждать, что здесь мы видим, как, столкнувшись с жизненными вызовами, пацифист своими же действиями опровергает исходное положение пацифизма о недопустимости разрешения конфликтов при помощи войны. Такое обвинение часто выдвигается против пацифистов – они нередко обращаются к насилию сами или поддерживают его применение. Например, другой известный пацифист, Бертран Рассел, британский математик и философ, который в годы Первой мировой отсидел в тюрьме за критику военной политики правительства, не видел иной возможности бороться с нацизмом, кроме как направить оружие против него. Но не следует забывать, что пацифизм, как и любая социальная программа, предлагает нам образ будущего, которое еще необходимо построить или обрести. Соответственно, куда важнее говорить, насколько возможно в принципе реализовать пацифистский идеал, а не о действиях пацифистов в настоящем времени. К несчастью инерция, возникающая при превращении социальных идеалов в нормы повседневной жизни, крайне велика. Так, для того чтобы осудить тот же нацизм на Нюрнбергском процессе – на котором впервые политическому и военному руководству государства были предъявлены обвинения в совершении военных преступлений, а также преступлений против мира и человечности (то есть было осуждено как таковое развязывание войны и беззакония в ходе ее ведения), – понадобилось несколько столетий и даже тысячелетий развития дискуссии о праве и этике войны, из которых выросли современное международное гуманитарное право и обеспечивающие его институты. И конечно, нельзя избежать ситуации, когда идее, даже самой привлекательной, не выпадет шанса претвориться в жизнь. Как же обстоят дела с пацифистским проектом?