Владимир Путин за рулем Hyundai Solaris (2010 год)

Владимир Путин за рулем Hyundai Solaris (2010 год)

Alexader Nikolaev/Russian Look

На минувшей неделе сразу несколько высокопоставленных российских чиновников сделали громкие заявления о будущем российской автомобильной промышленности. В том числе — Владимир Путин, который призвал обеспечить для отечественного автопрома технологический суверенитет. Все это происходит на фоне остановки большинства автомобильных заводов из-за отсутствия зарубежных комплектующих и резкого падения продаж новых машин, которые еще и сильно подорожали. Автомобильный эксперт, журналист Сергей Асланян считает, что в будущем ситуация лишь ухудшится. Фарида Курбангалеева поговорила с ним о том, стоит ли рассчитывать на поддержку со стороны китайцев и параллельный импорт, а также на новые «Волгу», «Победу» и «Москвич».

— Начну с конкретного примера. Год назад моя подруга собиралась купить «Тойоту» RAV4 — машина стоила 2,5 млн рублей. Тогда на покупку она не решилась. Вчера из интереса решила узнать в автосалоне стоимость авто и получила ответ: «Новый RAV4 стоит 5 млн 150 тысяч рублей, машин практически нет — все распроданы, новых не будет, делаем упор на авто с пробегом в отличном состоянии». Вы можете объяснить, что происходит?

— Мы теперь изгои, поэтому никаких «Тойот» RAV4 больше действительно не будет. Завод в России остановлен навсегда. А из-за рубежа поставок не будет уже в силу санкций. Поэтому последние машины в автосалонах — они действительно последние. И если кто-то хочет купить себе последнюю в жизни новую «Тойоту» — может купить ее сейчас за любые деньги.

Российский авторынок теперь состоит из завода «АвтоВАЗ», который ничего нормального не производит, потому что производить не из чего. Ну, и в Калининграде завод «Автотор» возобновил работу на пять дней — туда просто запчасти из Европы подвезли, видимо, сказали: «Ладно, в последний раз».

Российская автомобильная промышленность была очень похожа на команду ЦСКА по футболу. Команда наша, а игроки все наемные. Они бегали и забивали мячи. Как только наемные игроки закончились — клуб перестал выигрывать. И здесь такая же ситуация. Автомобильная промышленность у нас была вся заимствованная, не было ничего своего. А вообще, у нас с вами когда машины в стране дешевели? Или литр бензина? Никогда. И все время звучали оправдания — сначала экономический кризис, потом баррель, потом пандемия — неважно что. Всегда дорожал литр, и под него придумывались причины более или менее удачные. А сейчас вот война. Но это мы сами доигрались.

— Получается, что сейчас автосалоны массово переформатируются под подержанные автомобили?

— Да, как на Кубе, где рынок только б/у. Здравствуй, Куба.

— Кстати, что лучше — самый народный российский автомобиль «Лада Гранта» в комплектации без подушек безопасности и системы для тормозов или 15-летняя «Тойота»? Сейчас, видимо, это будет актуальный вопрос.

— Даже когда «Лада Гранта» была великолепно оснащена — у нее были ABS и подушка безопасности — она все равно оставалась самым плохим автомобилем на рынке и сильно уступала даже 20-летней «Тойоте». На мой взгляд, «Лада Гранта» — это машина, которую нельзя было выпускать. Она к тому времени уже 10 лет как должна была быть снята с производства. «Лада Гранта» родилась из «Лады Калины», а «Лада Калина» — это разработка конца 80-х. Эта конструкция ни при каких обстоятельствах не может быть лучше даже 30-летней Тойоты.

Новая комплектация уже называется в народе «Лада Гранта Ободранная». Но она очень нужна заводу, потому что «АвтоВАЗ» перестал заниматься производством автомобилей. Его социальная функция — это спокойствие трудовых ресурсов. Это госпредприятие, им руководят министр промышленности Мантуров и бывший министр транспорта Соколов. Их задача — сделать так, чтобы народ не бунтовал, а ходил на работу. И завод делает «Ладу Гранту» не потому, что она кому-то нужна, а потому, что заводу надо что-то делать.

«Ладу Гранту» покупали от безысходности в регионах. По статистике, она была самой продаваемой «Ладой» в стране. Так боярышник тоже водку кладет на обе лопатки, но не потому, что он лучше водки. На «Ладе Гранте» сейчас ездит Росгвардия. Это госзаказ, потому что куда-то надо впихнуть это. Население берет машину таксовать — но она плохая, и выпускается не потому, что у нее есть потребитель. Тем более сейчас, когда спецкомплектация перевалила уже за миллион.

Просто мы еще не настолько оголодали. Вот когда лет через 10 будет как на Кубе, тогда и «Гранта» зайдет. Все будут говорить: «Это первых дней войны «Гранта», тогда еще из железа делали — такую «Гранту» надо брать!» Но до этого мы еще пока не дожили.

Lada Granta

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

— Многие эксперты говорили о том, что российский рынок будет состоять в основном из корейских автомобилей.

— Поставки корейских автомобилей сейчас прекращены. Корейцы не будут делать ничего, пока им не разрешат. Хотя корейцам очень жалко уходить из нашей страны, потому что они надеялись, что пришли к нам всерьез и надолго.

Вы же знаете, что в нашей стране все должно быть сертифицировано — но не ради качества, а ради взяток. И сейчас у нас в патентной базе по новой регистрируются и сертифицируются все те же самые автомобили, которые раньше производились. Теперь — как импортные. Это значит, что сборки на месте не будет, и [власти] создают юридическое поле для привоза сюда автомобилей. Как было раньше: немцы в Штутгарте собрали «Мерседес» и привезли. То же самое про все остальные марки, все будет импортное.

Но импорт будет возможен в том случае, если его не запретит седьмой пакет санкций. Потому что японцам четвертый пакет санкций уже запретил продажу в Россию машин дороже €50 тысяч. И Япония больше нам не поставит ни один трактор, ни один тягач, ни одну бетономешалку, ни один бульдозер и ни один экскаватор. Хотя салоны работают и границы открыты.

По всем остальным автомобилям — сертификационная база есть, а смогут нам продавать их или нет — будет понятно от того, что мы натворим в Украине дальше. На сегодняшний день в салонах нет ничего. Ну, может быть, через какое-то время осмелятся, разрешат и привезут.

— А на китайские автомобили на российском рынке можно рассчитывать?

— Китай не будет ничего поставлять, ни в коем случае. Здесь работают все те же самые пакеты санкций. Американцы свою позицию обозначили очень четко: санкции для всех, и даже для тех, кто напрямую не торгует с Россией. Если вы находитесь в торгово-экономических отношениях со Штатами, то вы не смеете ничего продавать русским, а также позволять им пользоваться вашими технологиями. Поэтому не будет никаких китайских машин. Все китайские заводы в России остановлены, они не работают, как бы нам не рассказывали обратное.

Есть завод в Питере, который собирает «Хёндэ Солярис». Эта машина — китайская, в ней ничего нет корейского, кроме разработки. Штамповка, двигатель, коробка, замок — все китайское. Граница между Россией и Китаем — открыта. Что мешает из Китая привезти любое количество комплектующих? Ничего не мешает. Загрузи с китайского завода все эти крылья, крыши, колеса, двери, сиденья и привези по железной дороге. Через Европу не надо тащить. Привез в Питер и собрал — вот тебе действующий автозавод. Но корейцы же панически боятся это делать. И китайцы тоже не готовы русским тайком что-то поставлять. Значит, не будет никакого производства автомобилей.

Поэтому завод «Автотор» в Калининграде в этом отношении очень правильно поступил — он сотрудникам раздал 10 соток под картошку и контракты на сбор яблок по осени.

Единственное, что останется в России, — это частный привоз перегонщиков. Как перегоняли из Германии в 90-х годах немецкие машины, так теперь из Китая можно будет себе свежий «Хуавэйчик» пригнать. Из Эмиратов можно будет пригнать какую-нибудь «Тойоту». А вот с Европой покончили. Россия показала, что с ней нельзя иметь дела, невозможно договариваться.