Андрей Рублёв "Троица" (1425-1427)

Андрей Рублёв "Троица" (1425-1427)

Wikipedia.org

Поразившее многих известие о перемещении — временном — за 70 км от Москвы рублевской «Троицы» не вызвало сегодня того шока, который имел бы место, не случись эта история на фоне куда более явной и страшной трагедии. Той, что в официальных сводках именуют СВО. И все же новость требует внимания, потому что в нынешнем контексте этот краткий, но чреватый последствиями вояж обретает дополнительный и совсем не пустячный смысл.

Ночной визит

Начнем с собственно события — двухдневного (16–17 июля) визита шедевра древнерусского искусства в Сергиев Посад, куда икона была тайно привезена ночью в пятницу, и в субботу из телевизора об этом узнал народ. Назавтра официальный телеграм-канал Третьяковки, где «Троица» хранится с 1929 года, объяснил происходящее: «Понимая огромную значимость для всего православного мира «Троицы», главного шедевра древнерусской иконописи, написанного Андреем Рублевым и хранящегося в Государственной Третьяковской галерее, после всесторонней оценки рисков, связанных с транспортировкой, было удовлетворено прошение руководства Русской Православной Церкви предоставить икону для богослужений в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, приуроченных к 600-летию обретения мощей святого Сергия Радонежского».

Этим запоздалым, вынужденным и вымученным комментарием события, распиаренного накануне провластными СМИ, Третьяковка как будто пыталась разрядить обстановку.

Нас уверяли, что «транспортировка проведена с соблюдением всех необходимых предосторожностей, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре икона помещена в специально созданную для этих целей капсулу, которая поддерживает привычный для нее климат». Заканчивалась новость обещанием, что в «начале следующей недели «Троица» вернется в Государственную Третьяковскую Галерею».

Вернуться она должна вечером 18 июля. Однако недоумение по поводу этой истории вызывают не реплики сотрудников музея или их реакция, а сам вопиющий факт, что идея перевозить — куда угодно — единственное творение Рублева, идея отправлять его на дальнее расстояние по не самой хорошей дороге, местами к тому же ремонтирующейся, в принципе возникла. Судя по публикации РИА (в ней цитируется речь патриарха Кирилла: «В этом году по моему ходатайству перед властями наш праздник украшен пребыванием в этом святом храме чудотворного образа святой Троицы, написанной преподобным Андреем Рублевым»), эгоистичное желание заполучить икону было именно его. И аргументация предстоятеля РПЦ поразительна: «Это великая святыня земли нашей, она нас соединяет со временем преподобного Сергия, с тем самым временем, когда наша Русь, находившаяся в большой опасности от врагов внешних и внутренних, сосредотачивалась для того, чтобы стать в будущем великой державой. И мы знаем, что так и произошло».

То есть, от иконы ждут помощи — и легко предположить, в чем. Это многое объясняет про нашу власть, и светскую, и церковную.

Тут, конечно, есть что возразить.