Опера Рихарда Вагнера «Тангейзер» в постановке Тимофея Кулябина в Новосибирском государственном театре оперы и балета.

Опера Рихарда Вагнера «Тангейзер» в постановке Тимофея Кулябина в Новосибирском государственном театре оперы и балета.

Александр Кряжев / РИА Новости

Чем сильнее поэт, тем сложнее складывались его отношения с властью, напомнил вчера художественный руководитель «Сатирикона» Константин Райкин. «У нас некрофильское государство, оно любит мертвых больше, чем живых. Потом их именами называем улицы, площади, станции метро, а до этого убиваем», – сказал он, вспоминая Есенина, Гумилева, Мандельштама и других. Не так давно, на последнем съезде Союза театральных деятелей, Райкин выступил с другим нашумевшим заявлением. Он говорил о том, как люди из странной организации «Офицеры России» фактически закрыли выставку фотохудожника Джока Стерджеса в Центре фотографии им. братьев Люмьер, о том, каким тоном позволяет себе общаться с руководителями подведомственных учреждений заместитель министра культуры Владимир Аристархов. На заседании президентского Совета по культуре высказался и Евгений Миронов, удивившись срыву гастролей спектакля с двадцатилетней историей «Иисус Христос – суперзвезда».

Риторика, которую стали себе позволять представители власти (речь, конечно, не только о культуре), действительно существенно изменилась по сравнению хотя бы с прошлым десятилетием. Лексика, ранее узурпированная одиозными организациями, вдруг перекочевала в официальные речи. Так, например, Аристархов высказался в прошлом году о главном российском театральном фестивале «Золотая маска», который, по его мнению, «из года в год системно поддерживает постановки, которые очевидно противоречат нравственным нормам, очевидно провоцируют общество, очевидно содержат элементы русофобии, презрение к истории нашей страны и сознательно выходят за нравственные рамки».