Выявление отпечатков пальцев в отделе дактилоскопических экспертиз. Фото: Алексей Белкин / ТАСС

Международная правозащитная группа «Агора» представила доклад «Россия под наблюдением – 2017: как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами». Соавтор исследования Дамир Гайнутдинов рассказывает о его ключевых моментах: о том, какое беспрецедентное количество данных российское государство собирает и хочет собирать о своих гражданах, о системе черных списков для разных категорий населения и непрекращающейся атаке на анонимность в интернете. (Вы также можете ознакомиться с докладом целиком.)

За последние годы в России создана комплексная система контроля за гражданскими активистами, журналистами и оппозицией, которой охвачены как минимум несколько тысяч человек. Под предлогом общественной безопасности, борьбы с экстремизмом и терроризмом силовики контролируют перемещение по стране и пересечение границы, прослушивают телефонные переговоры, перехватывают sms и электронную почту, ведут наружное, скрытое аудио- и видеонаблюдение, собирают, анализируют и систематизируют биометрическую информацию. Активно используются и незаконные методы, например взлом интернет-аккаунтов.

Ключевая проблема – абсолютная бесконтрольность вмешательства в частную жизнь. Суды автоматически утверждают принятые спецслужбами решения. Шансы оспорить это практически равны нулю. Так, за последние 10 лет суды в среднем удовлетворяли 98,35% ходатайств об ограничении тайны переписки. В итоге любой законопослушный житель России сегодня подвергается постоянному риску произвольного доступа к его частной жизни через интернет, мобильный телефон, видеонаблюдение, даже при случайном контакте с полицией, при пользовании деньгами, общественным транспортом и автомобилем, трудоустройстве в ряд организаций, а также при выезде за рубеж, ношении оружия и реализации других своих прав.

Неприкосновенность частной жизни и презумпция невиновности лишаются смысла, а интенсивность вмешательства постоянно увеличивается. Только число запросов на прослушивание телефонных переговоров и перехват корреспонденции с 2007 года увеличились более чем втрое. Человек становится перед выбором: принять тотальную слежку как данность или искать способы сохранить приватность. Но второй вариант государство считает незаконным и расценивает как попытку скрыть что-то преступное.