Фото: Bundesarchiv

Фото: Bundesarchiv

18 декабря 1940 года Адольф Гитлер подписал директиву Верховного командования вермахта (ОКВ) № 21 «Вариант Барбаросса», ставшую основным руководящим документом при подготовке войны против Советского Союза. Как и почти все другие ключевые решения фюрера, оно впоследствии критиковалось немецкими генералами с позиции «мы же предупреждали». И, надо сказать, что действительно – предупреждали.

«На вопрос о том, как выйти из положения, если не будет достигнута решающая победа над Англией… может быть один ответ – укрепление дружбы с Россией. Желательна встреча со Сталиным, – гласил документ, подписанный 30 июля 1940 года главкомом сухопутных войск Германии генералом Браухичем и начальником Генштаба Гальдером. – При этом условии мы сможем нанести англичанам решающий удар на Средиземноморском театре, отрезать их от Азии… с помощью России укрепить свои владения, захваченные нами в Западной и Северной Европе».

Командующий флотом адмирал Редер держался аналогичной точки зрения: «Мы ни в коем случае не должны нарушать заключенного с Россией пакта, так как он спасет нас от войны на два фронта». Редер, заклиная сосредоточиться на Англии, напоминал фюреру, что раньше тот сам «постоянно подчеркивал, что не повторит ошибки правительства 1914 года», взявшегося воевать и на западе, и на востоке.

Немудрено, что после войны немецкие военные на все лады костерили «скованного континентальным мышлением» Гитлера, который вместо реализации их гениальных планов бросился в самоубийственный поход на СССР. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что это мышление фюрера как раз парило над континентами, а вот генералы не дотягивали до его горизонта планирования.

Проблема «американской Хазарии»

Логика Гитлера будет непонятна без учета того места, которое занимали в его картине мира США. Мы привыкли воспринимать Америку как «естественного» мирового гегемона, поэтому нам трудно представить панику человека, который наблюдал ее внезапное возвышение, что называется, в режиме онлайн. За первую четверть ХХ века – при жизни одного поколения! – США осуществили рывок, аналогичный бурному росту Европы в XVII-XVIII веках, когда из медвежьего угла на окраине Ойкумены она вдруг превратилась в силу, подчинившую себе весь мир, включая Китай, много столетий считавшийся державой №1 земной цивилизации.