Немецкие солдаты, 1915 год. Фото: DPA / TASS

Немецкие солдаты, 1915 год. Фото: DPA / TASS

«Я боюсь того, что Германия так и не узнает, что мы ее сокрушили. Если бы нам дали еще одну неделю, мы бы научили их». Эти слова генерал Першинг, главнокомандующий американскими войсками в Европе, произнес 11 ноября 1918 года. В день заключения перемирия, ознаменовавшего конец мировой войны – к несчастью человечества, оказавшейся лишь Первой. Порой кажется, что сто лет назад и впрямь не хватило пары-тройки недель боев, чтобы Вторая мировая никогда не состоялась.

Хитрый план Людендорфа

Уже в сентябре 1918-го генерал-квартирмейстер Генштаба Эрих фон Людендорф, фактически руководивший боевыми действиями Германии, пришел к выводу, что война проиграна. Тогда же в его голове родился план по спасению «чести армии»: в умах нации проиграть должна не она, а правительство, желательно с социалистами. И германской социал-демократии была предложена отравленная приманка: власть в обмен на признание своего соучастия в поражении.

В политической системе II Рейха социал-демократы были ведущей парламентской партией, раз за разом выигрывавшей выборы в рейхстаг. Но сам рейхстаг был изолирован от принятия принципиальных решений даже в мирное время, никак не влияя на формирование кабинета. А уж во время войны армия и вовсе получила полномочия, близкие к абсолютным. И вот теперь военные добровольно готовы были открыть рейхстагу двери к реальной власти, и искушение этой «революцией сверху» оказалось слишком велико, чтобы отказаться. Но, встав во главе Германии, именно политикам предстояло оформить ее катастрофу за столом переговоров с Антантой.