Сергей Кириенко. Фото: kremlin.ru

Сергей Кириенко. Фото: kremlin.ru

«ВКонтакте» — крупнейшая российская соцсеть, ее ежедневная аудитория — 48 миллионов пользователей из нашей страны, она охватывает 47% рунета. Этот небольшой ликбез в цифрах нужен для того, чтобы сразу обозначить масштабы явления — аудиторные показатели ВК вполне сравнимы с показателями федеральных телеканалов (основы государственной пропагандистской машины) и даже превосходят их. Соцсеть была основана в 2006 году и несколько лет считалась территорией новаций и свободы (все мы помним те «статусы вк», «песни на стену»). Паблики (группы) «ВКонтакте» в какой-то момент даже стали выглядеть как угроза традиционным СМИ. Разумеется, российское государство этот чуждый ему остров свободной жизни тоже заметило, а, как известно, — если власти что-то заметили, то они найдут способ забрать обнаруженное под свое крыло. Так случилось и с «ВКонтакте» — значительная часть акций соцсети (в том числе и доля одного из ее основателей и фронтмена Павла Дурова) в 2014 оказалась в руках олигарха Алишера Усманова. После этого Павел Дуров покинул пост гендиректора сети, а занял его Борис Добродеев — сын директора ВГТРК Олега Добродеева. Такое приближение к кремлевским стенам быстро сказалось на политике «ВКонтакте» — в 2016 году пользователи получили возможность задать вопрос на прямой линии Владимира Путина, тогда же в соцсети появилась страница российского правительства и совместный проект с Роскосмосом. Опять же достаточно скоро выяснилось, что «ВКонтакте» охотно сотрудничает с силовиками в раскрытии данных пользователей.

Сорта несвободы

Однако в 2021 году и такой близости и степени сотрудничества Кремлю стало мало. Контроль над «ВКонтакте» перешел к структурам братьям Ковальчуков — то есть к людям из самого ближнего круга Владимира Путина. Гендиректором даже уже не соцсети, а экосистемы вокруг нее, должен стать Владимир Кириенко — сын первого замглавы АП Сергея Кириенко. Вы можете сказать: «А что такого случилось-то? Один околокремлевский олигарх передал актив другим околокремлевским олигархам, сын Кириенко во главе соцсети это, конечно, интересно, но возглавлял же ее Добродеев — сын другого туза». На первый взгляд — «да», но 2021 год заставляет нас разбираться в сортах несвободы. Происходящее много говорит об отношении власти к соцсетям и к интернету, на сдвиги в понятиях внутри самой системы оно тоже намекает.

Владимир Кириенко. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Степень несвободы определяет и степень свободы, здесь нам пригодится небольшой экскурс в историю взаимоотношений российских властей и СМИ. Государство брало под контроль каналы передачи информации, которые на конкретный момент времени имели наибольшее влияние на массы. Кремль начал с установления тотального контроля над федеральными телеканалами в начале нулевых годов, и они до сих пор остаются главным инструментом пропаганды. Все, что было ниже кремлевских радаров по аудитории, — газеты, журналы, только-только начавшие развиваться интернет-СМИ — 15 лет назад жило относительно спокойно. В 2008 году в руки того же Алишера Усманова перешел издательский дом «КоммерсантЪ» — его газету и журналы читали многие, поэтому холдинг отправили под присмотр к дружественному бизнесмену. Три года степень несвободы в ИД была небольшой — красной линией (или, как потом модно будет говорить, «двойной сплошной») стало фото бюллетеня с ругательствами в адрес Путина в журнале «Коммерсант-Власть».