Данил Перушев.

Данил Перушев.

Фото: Юрий Чичков для Slon Magazine

Данил Перушев, основатель сайта «Теории и практики» (T&P) и экс-директор онлайн-академии «Арзамас», с конца 90-х годов запустил больше пяти медиапроектов. Пока все жалуются, что у медиа дела идут плохо, Перушев продолжает экспериментировать. Slon поговорил с предпринимателем о новых медиа в России и о проекте Relikva, который обещает – ни больше ни меньше – избавить наше общество от атомизации.

– После T&P у тебя было несколько новых проектов – платформа для спортивного видео Boldkit, затем ты делал Arzamas, а теперь анонсировал сервис частных интернет-музеев Relikva. Boldkit не принес выручки, Arzamas – изначально некоммерческий проект, Relikva все еще не монетизируется. В чем идея, если денег все это особо не дает?

– Все мои проекты, кроме Arzamas, – коммерческие. Но мне неинтересно делать что-то только про деньги, и многие мои проекты лежат в сфере культуры – я называю это «гуманитарный веб». Уверен: нужно заниматься тем, что интересно, – это дает дополнительную мотивацию, и благодаря ей в конце концов что-то получается, появляются деньги. Я никогда не иду от бизнес-плана, иду от интереса.

Мой первый опыт в вебе, WayToRussia, начался в 1999 году, когда мы с моим другом Дмитрием Паранюшкиным придумали сделать путеводитель по России на английском языке для иностранцев. Казалось, уже XXI век на пороге, а нормального путеводителя все еще не было. Мы целились в людей, которые путешествуют сами по себе. Хотелось рассказать иностранцам, что такое Россия, от имени нормального местного человека (обычного первокурсника в нашем случае). Мы сами ездили по стране и писали путеводитель. Это было реально интересно, а потом, когда стало ясно, что у иностранцев не было возможности разобраться с визами, проживанием, местами для прогулок, мы сделали сервисы (вроде подбора квартир) и начали зарабатывать. То же самое было с T&P – сначала была идея сделать расписание всех образовательных событий Москвы, идеология интеллектуального досуга. Первая команда T&P и основатели работали около трех месяцев без зарплаты, деньги мы не вкладывали – вкладывали время. И где-то после третьего месяца пошли первые рекламные деньги. В какой-то момент ежемесячная выручка вышла на 600 тысяч рублей (60% – со спецпроектов, 20% – с баннерной рекламы, 20% – с офлайн-мероприятий). До слияния с Dream Industries T&P был самоокупаемым бизнесом. С точки зрения моих личных денег – я заработал, а не потерял. Больше деталей по сделке сказать не могу. Для Boldkit тоже сначала была идея сделать удобный сервис для тех, кто занимается экстремальными видами спорта и снимает на GoPro, а уже потом – мысли о монетизации.

Пожалуй, действительно, я сначала влезаю в драку, а потом решаю, как выкручиваться. Но в этом и состоит готовность быстро тестировать гипотезы, без которой ни один стартап не выживет. То, что к большому нужно двигаться мелкими шагами, я понял давно, когда еще не знал о том, что все это – agile-методы разработки.

– Как ты определяешь, что пора поставить точку?

– Закрывать проекты, которые вроде бы живут, действительно сложно. Хотя все говорят, что в биографии предпринимателя должно быть несколько неудач, ты все равно воспринимаешь это как личное «не вытянул». Я не ставлю себе ограничений, выраженных в конкретной сумме, которую я готов потратить. Чтобы в какой-то момент остановиться и сказать «хватит!» – думаю, должно появиться какое-то внутреннее ощущение, что все идет куда-то не туда.

– После вынужденного закрытия проекта браться за что-то новое – сложно?

– Главное не начать бояться рисковать. Я замечаю по себе, что чем ты старше, тем больше видишь риски там, где раньше не видел. В WayToRussia я вложил несколько сотен долларов – сейчас это, если брать в абсолютном значении, кажется немного, но 16 лет назад это был весь мой капитал. Есть ли сейчас проект, в который я был бы готов вложить все свои деньги? Пожалуй, нет. И дело не в том, что нет хорошей идеи, а в том, что я стал осторожнее. Вопрос в том, чтобы не стать заложником опыта и не перестать ввязываться в новые истории. Нужно различать, где реальные риски, а где ты просто трусишь. Мне нравится не давать себе отказываться от новых проектов – пусть это и требует внутренней раскачки. И поэтому, когда Филипп Дзядко и Анастасия Чухрай позвали меня делать Arzamas.Academy, я согласился, хотя изначально было непонятно, во что вырастет эта история.

– Arzamas скоро начнет зарабатывать? В одном из интервью ты говорил, что уже были активные переговоры с заказчиками спецпроектов и баннеров.