Члены экипажа подводной лодки «Курск», 2000. Фото: WAW / CLH / Reuters

Члены экипажа подводной лодки «Курск», 2000. Фото: WAW / CLH / Reuters

Когда официальные лица и медиа в дни очередной августовской годовщины не вспоминают о «Курске», это воспринимается вполне однозначно – в условиях нашего мягкого культа личности любое напоминание о растерянном и так или иначе оказавшемся не на высоте Владимире Путине будет некстати; знаменитое «Она утонула», даже если Путин ничего такого не имел в виду, давно и навсегда стало символом его фирменного цинизма, не раз подтвержденного в последующие годы. Зачем же об этом напоминать лишний раз? Памятные мероприятия локализованы на флотах, как будто речь идет о сугубо флотской годовщине, а самое громкое напоминание о трагедии «Курска» – баннер фанатов «Зенита», то есть чистая самодеятельность. Больше ничего.

Но вообще-то есть и вполне весомые аргументы, с помощью которых трагедия 2000 года отлично укладывается в лоялистскую мифологию нашего времени. Самое простое «было-стало» – Видяево семнадцатилетней давности можно показывать сейчас по телевизору как иллюстрацию того плачевного состояния, в котором находилась Россия, принятая Путиным; когда сам молодой президент, оказавшись лицом к лицу с семьями подводников, в отчаянии восклицает «В стране нет ни шиша!» – сейчас, когда в армии и на флоте все гораздо благополучнее, чем было семнадцать лет назад, хроника начала нулевых объективно сыграет на пользу Путину – ну в самом деле, в стране ни шиша не было, а теперь все есть, «спасибо Путину за это».

В молчании о «Курске» при желании можно даже разглядеть некоторое благородство нынешней пропаганды, которая в принципе очень даже могла бы обыграть годовщину так, что неупоминание показалось бы лучшей возможной реакцией – действительно, разве лучше бы было, если бы в эти августовские дни по телевизору показывали очередное мемуарное интервью Путина, в котором он жаловался бы на девяностые, а Сергей Доренко, чья первоканальная карьера оборвалась как раз после скандального эфира о «Курске», вспомнил бы, что это была идея Березовского, пытавшегося спекулировать на трагедии в своих целях (Путин же в 2000 году и сам говорил, что «там есть на телевидении люди, которые сегодня орут больше всех и которые в течение 10 лет разрушали ту самую армию и флот, на которых сегодня гибнут люди»), а еще было бы какое-нибудь расследование с доказательствами столкновения «Курска» с американской лодкой – что, мы не знаем, как они умеют это делать? В самом деле, уж лучше пускай молчат и пускай забвение будет некрасивой, но единственно возможной сегодня защитой от опошления и лжи.