Изготовление ножей в компании ООО ПП «Кизляр». Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

В воскресенье в Кизляре, городе на севере Дагестана, на выходе из православного храма мужчина убил пятерых пожилых женщин и ранил еще четверых человек. Он кричал «Аллах акбар!», выяснилось, что он недавно примкнул к «Исламскому государству» (запрещено в России).

Выстрелы прозвучали на фоне волны задержаний чиновников разных уровней, которая на прошлой неделе вызвала серию публикаций и эфиров в региональных и федеральных СМИ. Общий пафос: «давно пора» и «почему так долго ждали». Но прозвучало и несколько критических замечаний от экспертов: аресты не затрагивают силовиков, без попустительства которых все эти клановые безобразия не могли бы процветать; особенности дагестанского общества преувеличены; глубокая болезнь не лечится одной спецоперацией, и, наконец, внешнее управление может оскорбить гордый народ, обидеть лишенных доходов коррупционеров и спровоцировать массовый уход в вооруженное подполье («лес») и тех и других.

Мне кажется, это подмена актуальной повестки на желаемую. Москва озабочена не теми проблемами, которые эксперты и общественное мнение пытаются ей навязать, вроде борьбы с коррупцией ради социально-экономического развития региона. Москва в режиме цейтнота решает совершенно другую, сложнейшую задачу мобилизации и перестройки сложившейся за последние 15 лет криминальной сети своей клиентелы в конкурентоспособную политическую корпорацию, похожую на транснациональную компанию вроде Ост-Индской. Этот цейтнот, в котором оказался Кремль, спровоцирован амбициозными попытками занять в мировой политике более высокие позиции, чем те, которые были предложены. Ситуацию усугубляют слабость экономики, технологическое отставание, естественная смена поколений бюрократии, растущая конкуренция на международных рынках углеводородов и падение доходов от их экспорта.

Борьба с коррупцией в переводе на язык режима – это мобилизация элиты, оптимизация расходов и нейтрализация возможных перебежчиков: все должны быть солидарны с теми патриотами, которые попали в санкционный список Вашингтона. Получение миллиардов рублей задолженности за газ и электричество с Дагестана – это часть оптимизации.