Александр Петриков специально для «Кашина»

Памяти Александра Тимофеевского.

Коронавирусный карантин вернул Россию в мир, моментально сделал ее вновь его частью, и если не свел на нет, то сдвинул на глухую периферию все существовавшие до этой весны противоречия. Навязшие в зубах параллели со Второй мировой войной (уже даже Путин не решается, перешел на печенегов) уместны как никогда – последний раз такое было в сорок первом году, когда за несколько часов 22 июня уникальная в мировых масштабах диктатура превратилась вдруг в одну из множества европейских держав, испытавших на себе гитлеровскую агрессию. Во Франции или Польше не было ни коллективизации, ни Гулага, но война, пусть на время, сгладила эту разницу – отечественную ненормальность поглотила ненормальность общемировая, и даже люди с синими околышами фуражек, никак при этом не меняясь, стали вдруг частью всемирного фронта в противостоянии добра и зла, и ад тридцать седьмого года в тогдашнем общемировом контексте сделался почти объясним – в самом деле, все ведь видели Францию или Норвегию, в которых потенциальных изменников заблаговременно не зачистили, и это дало о себе знать, когда пришли немцы. Отечественное зло вдруг стало частью всемирного добра, и кому какое дело, что оно так и осталось злом?

Сейчас даже не скажешь, что история повторяется в виде фарса – просто повторяется. Россия вернулась в мир, и российский карантин – не более чем элемент общемирового карантина, и российская полицейщина – не более чем часть большого полицейского интернационала. Те люди в форме, которые гоняли «Иисуса Воробьева» по Патриаршим – никак не изменившись в сравнении с собой позавчерашними, они вдруг стали понятны в любой стране без перевода. Российский полицейский ловит нарушителя карантина в России, а в Америке тем же самым занят американский коп, а в Италии итальянский, а в Синьцзяне китайский. Мир един, хотя интуитивно можно догадаться, что между синьцзянским надзирателем и европейским полицейским какая-то разница есть. Лондонский мэр и его московский коллега одними и теми же словами просят горожан не спускаться в метро, и как тут разглядеть разницу между мэрами?