Александр Петриков специально для «Кашина»

«Взамен признания своей полной некомпетентности в проведении подобных мероприятий и обеспечении безопасности организаторы подняли труп с переломанным, как у крысы, хребтом вместо знамени», – так летом 2007 года «Русский журнал» Глеба Павловского комментировал убийство левого активиста Ильи Бородаенко в экологическом лагере под Ангарском Иркутской области.

В чем там было дело: тем летом близ Ангарска на базе местного химкомбината начали строить Международный центр по обогащению урана. Договоренность о создании центра была достигнута несколькими месяцами ранее на саммите «большой восьмерки», к проекту сразу же присоединились Украина и Казахстан, но, как часто бывает, выбирая на карте России точку для строительства, его инициаторы забыли спросить местное население, согласно ли оно с тем, что у него во дворе будут обогащать уран. Ангарский проект вызвал протесты сибирских экологов, которые встали палаточным лагерем у места будущей стройки; наивная молодежь нулевых еще думала, что с помощью протестных акций можно остановить строительство, о котором договаривались главы государств и правительств. Тогда это действительно было в новинку: в ночь на 21 июля 2007 года, когда активисты спали, на лагерь напала группа боевиков с арматурой, бейсбольными битами и травматическим оружием. Приехавший поддержать экологов в Ангарск из Находки 26-летний футбольный фанат Илья Бородаенко был убит («Голова у Ильи была пробита, а сломанные ребра воткнулись в легкие, изо рта шла кровавая пена»), еще семь человек получили серьезные ранения. Одного из раненых звали Алексей Сутуга (прозвище – Сократ). Вскоре он уедет в Москву, станет суперзвездой антифа-движения, отсидит в тюрьме три года за драку с неонацистами, напишет книгу, сыграет в спектакле Театра.doc о пытках, а в одну из последних ночей лета 2020 года Алексея Сутугу в Москве забьют до смерти четверо чеченских бандитов.