Выступление Владимира Мау на Republic Talk. Фото: Никита Фомичев

Может ли страна развиваться, а ее экономика не расти? Тождественны ли экономический рост и рост благосостояния? Как влияют новые технологии на динамику ВВП? И что происходит с Россией и миром в условиях продолжающегося глобального структурного кризиса? Об этом в рамках регулярных встреч Republic Talk рассказал нашим читателям ректор РАНХиГС Владимир Мау.

Переплетение кризисов

Мы в России живем в условиях переплетения нескольких кризисов. Один из них – глобальный структурный кризис, мы проходим его вместе с большинством развитых стран и ведущими развивающимися. Этот кризис аналогичен кризисам 30-х и 70-х годов прошлого века. Оба предыдущих глобальных кризиса коренным образом повлияли на контуры следующих за ними десятилетий, изменив технологическую базу, геоэкономические и геополитические балансы, глобальные валюты, механизмы регулирования, повестку экономических дискуссий. Нынешний глобальный кризис, начавшийся в 2007–2008 годах, имеет схожую природу. Он включает несколько эпизодов спада и роста, но главное – из него вырастает новая экономика, новая политэкономия, новые глобальные политические и экономические конфигурации. Это действительно то, что происходит сейчас на наших глазах.

Помимо этого кризиса, мы в России столкнулись и с другими кризисами. Это стандартный циклический кризис, из которого более или менее плавно выходим. Также мы столкнулись с кризисом внешних шоков, притом двойным – это цены на нефть и геополитические шоки. Вот набор кризисов, переплетение которых создает для нас некоторые специфические сложности. Прежде всего, эти кризисы требуют разных и подчас противоположных антикризисных мер. Циклический кризис предполагает бюджетное и денежное стимулирование, а кризис внешних шоков требует прямо противоположного – бюджетной и денежной консолидации. Конечно же, искусство политики состоит в том, чтобы из формальных противоречий находить выход, и мы его достаточно эффективно находим. Но надо понимать, что мы не в стерильной ситуации, когда антикризисная политика проста и однозначна, реализуется по учебникам. И в этом отношении надо очень аккуратно относиться к существующему международному опыту, не пытаясь его автоматически копировать.