Иллюстрация: The Granger Collection / TASS

Иллюстрация: The Granger Collection / TASS

Развитый язык – одно из отличий человека от других видов. При этом его происхождение – предмет споров, которые ведутся уже сотни лет. Возникновение языка связывали с подражанием природным звукам (так полагал Чарльз Дарвин), объясняли эволюцией, соотносили с теми или иными социальными процессами – например, ритуальными практиками.

Ни одна из теорий не стала общепризнанной (профессор Гавайского университета Дерек Бикертон сравнил дебаты с кинематографической потасовкой, в которой участники обмениваются сокрушительными ударами, но при этом остаются на ногах). Это связано и с тем, что проверить их крайне сложно – если вообще возможно. Потенциальные свидетельства раннего существования языка – например, ископаемые останки, по которым можно судить о положении подъязычной кости и строении речевого аппарата у предков современного человека – ограничены.

Спекуляции привели к тому, что в конце XIX века Парижское лингвистическое общество даже запретило дебаты о происхождении языка. Однако дальнейшие исследования в генетике, нейрофизиологии и других областях способствовали тому, что споры не прекращались.

Распространена теория, что язык сформировался постепенно, в ходе эволюции. Сложность системы, в которую он в итоге превратился, доказывает – считает профессор Гарвардского университета Стивен Пинкер – влияние эволюционных механизмов, постепенных изменений в процессе естественного отбора (по его мнению, это аналогично развитию сложных биологических структур у животных, включая человека). Другие, как американский лингвист Ноам Хомский, настаивают на том, что язык – по крайней мере, его основа, сводящаяся к базовым сочетаниям слов – в какой-то момент стал внутренней способностью человека, результатом случайной генетической мутации.

Почему язык – и соотносящийся с ним интеллект – не развился у других животных? Одна из теорий связывает это с первобытными инструментами. Создание и использование даже примитивных орудий, доказывают ее сторонники, способствовало развитию определенных участков мозга – и именно они в дальнейшем стали основой для формирования языка.